Мое творчество

Когда-то записанные фантазии

Список разделов

Описание: Тема в искусстве

Сообщение #1 Пеленкин » 05.02.2015, 20:57

"Воспоминания из детства"

Было это, когда я был в 3-ем классе, 9 лет мне только недавно исполнилось. Школа у нас была с иностранным уклоном, английский начинали учить со 2-го класса, и для улучшения произношения и языковой практики меня решено было водить к репетитору. Им оказалась молоденькая выпускница педагогического института, Евгения Константиновна. Язык она знала превосходно, но пока не преподавала-была в декрете, ребенку у нее только недавно исполнился год. Мужа у нее не было, разошлись незадолго до родов, и, чтобы подработать, она давала уроки. Меня приводили к ней после школы, и забирали через 2 часа. Женя оказалась довольно общительной, и между нами установились самые приятельские отношения.
Как-то раз, когда мы занимались, проснулся ребенок, и она пошла в спальню, чтобы его накормить и успокоить. Через пару минут мне стало любопытно, что она делает, и я, приоткрыв дверь спальни, заглянул в комнату. Она сидела на своей кровати, опираясь спиной о подушку. Кофточка у нее была расстегнута, она держала около одной из грудей ребенка. Посмотрев на открывающуюся дверь, она сказала:
-Входи, не стесняйся.
Я вошел, присел на краешек кровати, и стал смотреть, как ребенок обхватывает губами большой сосок.
-А тебя мама грудью кормила?,-спросила она.
-Да, только я не помню ничего.
-Совсем-совсем ничего?
-Совсем.
-А хочешь мне помочь?
-А что нужно сделать?
-Помассируй мне вторую грудь, а то у меня руки заняты.
Я залез на кровать с другой стороны от ребенка и стал осторожно гладить свободную грудь. Какое-то чувство удивительно уюта охватило меня. Грудь была большая, горячая, ее приятно было трогать. Самое интересное было, что и Жене нравились мои прикосновения. Дыхание у нее стало чуть чаще, щеки немного порозовели.
-Теперь помассируй сосок, он должен быть большим, чтобы молоко легче выходило.
И точно, под моими пальцами сосок стал увеличиваться. В это время ребенок перестал сосать и стал засыпать прямо на руках у Жени. Она положила его в кроватку, потом села на кровать и загадочно сказала:
-А хочешь быть ее братиком? Понарошку?
-Хочу,-сказал я.
-Иди ко мне, я сейчас тебя покормлю,-сказала она.
Она уложила меня к себе на ноги, одной рукой поддерживая снизу, и торчащий сосок оказался прямо напротив моего лица. От груди исходил непередаваемый аромат.
-Открываем ротик,-сказала Женя, и теплый сосок тут же оказался у меня во рту. Я сделал сосательное движение и в рот мне брызнули струйки сладковатой горячей жидкости. Это было необыкновенно хорошо. Я закрыл глаза и начал жадно втягивать в себя эти струйки. Женя застонала. Я открыл глаза, посмотрел на нее и спросил:
-Тебе больно?
Она посмотрела на меня из-под полуприкрытых век и прошептала:
-Нет, милый, мне хорошо, очень хорошо, пей...
На следующий день, как только я пришел, она сказала:
-Давай сегодня не будем заниматься, а поиграем, ну, как вчера. Я еще находился под впечатлением того, что произошло, и согласился.
-Сейчас я тебя искупаю, а потом покормлю. Хорошо?
Она вышла и вернулась уже в ночнушке, с большим полотенцем.
-Пойдем в ванную.
Она набрала теплой воды, раздела меня и посадила в воду. Намылила мочалку и стала ласково натирать меня со всех сторон. Прикосновения ее ласковых рук были очень приятны.
-Теперь встань-ка и повернись.
Я встал и почувствовал ее руки на своей попе. На меня начали накатывать волны какого-то непохожего на все удовольствия. Потом она мягко повернула меня к себе и начала рукой с мыльной пеной нежно гладить по внутренней поверхности ног и по писе. Мне было так хорошо, что я еле держался на ногах, пися поднялась стояла теперь торчком.
-Ого, какой он у тебя большой,-удивилась Женя.
Вымыв меня, и завернув в полотенце, она отнесла меня в спальню и положила на кровать лицом вниз. И, не успел я обернуться, как меня с ног до головы накрыло чем-то мягким и горячим. Потом это что-то медленно поползло, и я ощутил на спине, попе и ногах нежное и теплое прикосновение ткани. Это Женя сняла с камина горячую пеленку, накрыла меня ей, и теперь медленно тянула ее к себе. Теплая пеленка розового цвета с медвежатами нежно скользила по моей коже. Как же это было восхитительно!
-Повернись-ка на спинку,-сказала Женя.
И снова меня накрыла волна горячей нежной ткани. Особенно приятным было ее прикосновение к животу и писе. Я ощутил неописуемое наслаждение, моя пися опять поднялась, меня охватила сладкая истома. Поласкав меня так, Женя следующую пеленку положила на кровать и быстро завернула меня в нее. И я снова оказался у нее на руках, и снова ощутил на губах вкус ее мягкой большой груди...
-Ты целовал меня, мне было очень хорошо, а теперь я тебя поцелую,-сказала она. Я лежал на животе, и почувствовал, как она целует мою спину. Вот ее мягкие губы опускаются все ниже и я с удивлением ощущаю их уже у себя на попке. Она целует ее всю, нежно гладит. На меня накатывает волна удовольствия. Но что это? Я чувствую, как Женя переворачивает меня на спину, чувствую ее губы на животе, ниже, ниже, и вот она целует самый кончик моей вставшей писи. Мне становится стыдно, я пытаюсь перевернуться, но ласковая рука удерживает меня, а губы шепчут:
-Тебе будет очень хорошо, закрой глазки...
И вот я ощущаю что-то горячее и влажное на своей писе, и она оказывается у Жени во рту. Как это сладко!! Она поместилась у нее вся. Я чувствую, как ее губы пытаются открыть головку. Вот, ей это удалось, ее губы задвигались по ней, по всей писе, взад и вперед. Внизу живота сделалось сладко-сладко, пися задергалась, голова моя закружилась, я застонал и почти потерял сознание...
Очнулся я у Жени на руках. Она поцеловала меня и сказала:
-Тебе понравилось? Приходи завтра, мы еще поиграем...
Всю следующую ночь меня будоражили воспоминания о испытанном наслаждении. Чувства были противоречивы-с одной стороны было стыдно и неловко, а с другой-хотелось еще почувствовать эти необычные ласки. И тут, вспоминая поведение Жени, ее жесты, выражение лица, я понял, что ей самой нравилось то, что мы делали.
Придя к ней через день, я, преодолев смущение, спросил:
-А сегодня мы во что играть будем?
-А во что ты хочешь?-спросила Женя.
-Хочу в "братика-сестричку", как в прошлый раз.
-Хорошо, только теперь я буду твоей младшей сестричкой. Ты меня искупаешь и уложишь в кроватку.
Она взяла полотенца, ночнушку и мы пошли в ванную.
-Сестричку нужно раздеть,-сказала Женя.
Она присела, я расстегнул пуговки на ее кофточке и снял ее. Потом не без труда расстегнул лифчик и тоже снял. Она встала, повернулась, и сказала:
-Теперь юбочка. Просто потяни ее вниз.
Я потянул, юбка упала к ее ногам и я увидел прямо перед собой ее живот а чуть ниже-обычные белые трусики.
-Их тоже нужно снять,-сказала Женя и повернулась ко мне спиной.
Я потянул их вниз и передо мной открылась ее попка. Продолжая тянуть трусики вниз, я нечаянно коснулся ее лицом. Трусики упали на пол, а я снова прикоснулся щекой к попке Жени. В этом месте кожа была такая же нежная, как и на груди. Вспомнив, как нежно гладила меня Женя, я начал так же нежно гладить руками ее половинки. Это продолжалось около минуты, потом Женя залезла в воду, намылила мочалку и протянула ее мне:
-Помоги мне, я ведь маленькая.
Я намылил ее руки, спину, после чего она повернулась ко мне лицом и я начал намыливать груди. Женя глубоко задышала, а когда я коснулся ее сосков, откинулась на спину и закрыла глаза. Когда я намыливал живот, она не открывая глаз, спросила:
-А ты видел писю у девочек?
-Видел в садике, она не такая, как у мальчиков, мы с ребятами сначала думали, что у них вообще нет писи.
-Нет, у девочек просто другая пися. Тебе понравится.
С этими словами она встала и ее пися оказалась прямо перед моим лицом. Так близко я женскую писю еще не видел. Животик с пупком посередине плавно переходил внизу в небольшую гладкую выпуклость, которая с боков была ограничена линиями бедер и имела вид треугольника. Посередине этой выпуклости начиналась узкая вертикальная щелка, по бокам которой находились складочки кожи ( как я потом узнал, половые губы).
-Обычно у девочек она такая же, как сейчас у меня, голенькая. У женщин она с волосиками, но я их побрила, ведь я у тебя маленькая,-сказала Женя. И добавила:
-А теперь писю нужно помыть. Только не мочалкой, она для нее слишком грубая, царапать будет.
С этими словами она выдавила мне на руку немного прозрачной жидкости из какой-то баночки, плеснула на руку водой и раздвинула ноги.
Я прикоснулся ладонью к ее выпуклости и стал осторожно намыливать гладкий белый треугольничек, щелку, губки. Женя вздрогнула, глубоко задышала, с каждым моим движением она дышала все глубже, потом вздохи перешли в постанывания. Пересилив себя, она взяла лейку и стала поливать теплой водой животик. Вода стекала вниз, на мою руку, и скоро вся мыльная пена была смыта.
-Теперь вытри меня и уложи в кроватку,-сказала Женя.
Я вытер Женю горячим полотенцем, одел на нее ночнушку и мы пошли в спальню. Все это время меня волновало предчувствие чего-то сладкого, восхитительно приятного...
В спальне Женя подошла к колыбели с дочкой. Ребенок спал.
-Я ее недавно покормила, она теперь проснется только к вечеру.
Затем она расправила постель, повернулась ко мне и сказала:
-А теперь твою сестричку нужно уложить в кроватку и убаюкать. Я люблю спать голенькая.
Я снял с нее ночнушку. Женя села на кровать, раздела меня, потом облокотилась спиной о подушку и накрылась до пояса одеялом. Я залез к ней. Меня манили ее груди, я не отрывал от них глаз. Женя привлекла меня к себе, и вот ее правая грудь прямо передо мной. Я взял в рот сосок и начал жадно сосать. Женя откинулась чуть назад и закрыла глаза. Это продолжалось несколько минут. Потом, не отнимая груди, она взяла мою руку и положила ее ладошкой на вторую грудь. Я начал осторожно гладить ее, отчего второй сосок быстро стал большим и твердым. Я прикоснулся к нему губами, слегка сжал, и в рот мне брызнули сладкие горячие струйки. Насладившись моими прикосновениями и ласками ее груди, Женя перевернулась на живот, и я увидел ее ровную красивую попку. Не дожидаясь просьбы Жени и уже понимая, что она хочет, я стал обеими руками гладить ее попку.
-Как же хорошо,-вздохнула она.
Коже Жени в этом месте была удивительно нежной. Я вспомнил, как мне было приятно, когда Женя целовала меня, наклонился и коснулся губами одной из ягодиц. Это было восхитительно! От Жени исходило тепло и такой дурманящий запах, что я стал покрывать поцелуями ее попку, тереться об ее нежную кожу щеками, носом.
-Да, мой милый, да, еще, еще,-просила Женя.
Стремясь поцеловать всю женину попку, я немного раздвинул руками ее ягодицы и там, в самой глубине, увидел ритмично сжимавшееся и разжимавшееся розовое маленькое колечко. Я приблизился к нему губами, отчего мои щеки коснулись раздвинутых ягодиц, и лизнул его. Женя застонала, чуть приподняла попку и шире раздвинула ягодицы.
Я стал лизать это колечко, отчего Женя застонала еще громче...
Затем Женя легла на спину, раздвинула ноги, и моя голова оказалась между ее разведенных в стороны коленей.
-Поцелуй меня вот тут,-сказала она, положив руку на свою выпуклость внизу живота.
Я приблизился к этому белому треугольничку и коснулся губами складочек кожи вокруг длинной и узой щелки. Женя громко застонала. Я стал целовать еще и еще. Внезапно на губах я ощутил какой-то необычный приятный вкус и запах. Перестав целовать женину писю, я увидел, что из щелки выступают капельки прозрачной жидкости. Я стал их слизывать. Мой язык теперь двигался между губок, которые под его нажатием раскрылись чуть в сторону, обнажив нежно-розовое, сочащееся влагой отверстие. Я попробовал проникнуть в него языком. Язык без труда полностью погрузился в это отверстие и поток жидкости стал еще сильнее. Женя все это время нежно постанывала.
Я снова стал облизывать губки и щелочку, Женя застонала громче. Проведя языком почти до самого верхнего края писи, я почувствовал какой-то пульсирующий горячий бугорок, который от моих прикосновений становился все больше и больше. Стоны Жени перешли в вскрики. Я понял, что именно прикосновения к бугорку доставляли Жене такое наслаждение, и стал нежно ласкать его языком. Женя почти кричала, ее животик резко сокращался. Я продолжал, едва касаясь, ласкать набухший бугорок. По телу Жени пошла дрожь, она раскинула руки, зажала в кулачки простынку и закричала:
-О, да, да, да, милый, ещееее...
Из ее писи струйками начала вылетать та самая сначала сочащаяся жидкость. Я обхватил губами женину щелку и начал пить эти струйки. Некоторое время Женя обессиленно постанывала, потом привлекла меня к себе и стала целовать мои губы, мокрые щеки, шею.
-Милый, хороший, любимый, сладкий мой, мне было так хорошо,-шептала она.
Потом она стала целовать меня всего, живот, попку, мою вставшую от возбуждения писю. Это было невыразимо приятно. Ее мягкие горячие губы целовали головку, язычок нежно трепетал, лаская ободок, дырочку.
Я весь дрожал от возбуждения. Затем Женя легла на спину, подтянула меня к себе так, что моя пися оказалась рядом с ее писей, взяла ее в руку и я почувствовал, что моя пися погружается во что-то горячее, нежное и влажное. Теперь я лежал сверху Жени, животом на ее животе, а ее руки лежали на моей попе. Она нажала на мои ягодицы, и я ощутил, что моя пися еще глубже погружается в женину. Женя застонала и стала нажимать на мою попку сильнее. Это было невыразимо сладко! Время от времени внутри у Жени все сжималось, тогда я чувствовал, как ее пися нежно сжимает мою.
Моя голова лежала у Жени на груди. Заметив сосок, я стал целовать его. Жене это очень понравилось, она застонала громче, ее горячие ладони еще сильнее обхватили мою попку, она двигала ее туда-сюда все резче и резче. Наконец, она закричала, выгнулась и, закрыв глаза, обессиленно откинулась на подушку. Губы ее что-то шептали...

Добавлено спустя 6 минут 6 секунд:
"Воспоминания из детства (продолжение). Женя, я и Юля."

За следующую неделю мы с Женей сблизились еще больше. Теперь у нас была общая тайна. Женя попросила меня никому не рассказывать о наших играх в «братика и сестричку». Однако испытываемое мною чувство наслаждения было слишком моим, чтобы мне хотелось с кем-нибудь им делиться. Кроме того, я смутно понимал, что если кто-нибудь узнает о нас с Женей, то все закончится…
Однако через несколько дней все изменилось. У Жени появился еще один ученик. Вернее, ученица. Симпатичная девочка с длинными каштановыми волосами. Глаза у нее были карие, когда она улыбалась, на щечках появлялись две милые ямочки. Звали ее Юля. Она училась в 4-ом классе, но язык знала примерно как я, поэтому мы занимались по одной программе. Юля сначала стеснялась, разговаривала мало, однако Женя быстро нашла с Юлей общий язык, и Юля скоро освоилась. Занятия стали более оживленными, мы с Юлей вместе делали упражнения, разбирали грамматику, говорили.
Как-то раз мы ждали Юлю, чтобы начать урок. Меня будоражили воспоминания, хотелось еще испытать новые для меня ощущения. Решившись, я спросил:
-Жень, а когда мы еще поиграем в братика и сестричку?
Женя слегка покраснела.
-А ты очень хочешь?- спросила она.
-Очень-очень хочу. Мне было так хорошо, как никогда не было, меня еще никто так не ласкал.
-И меня тоже так не ласкали,- сказала Женя.
Тут мне неожиданно пришла в голову мысль:
-А давай, Юля тоже будет с нами играть?
Женя покраснела еще больше и задумалась. И чем дольше думала, тем сильнее краснела.
-Юля у нас девочка стеснительная, может испугаться. Давай проверим, захочет ли она?
-А как?
-Ну, мы ей чуть-чуть покажем и посмотрим, что она сделает.
Когда Юля пришла, мы позанимались минут сорок, потом Женя сказала:
-Подождите меня, я сейчас приду. Малышку возьму покормить.
Она ушла и вскоре вернулась, переодетая в халатик, с ребенком на руках. Сев между нами на диван, она приоткрыла одну грудь и поднесла к ней ребенка. Малышка тут же взяла в ротик сосок и стала пить. Юля во все глаза смотрела то на Женю, то на меня. У меня от этого волнительного зрелища по коже побежали мурашки, я живо представил себя на месте девочки.
Видя, как ребенок жадно обхватывает губами сосок, Юля спросила:
-А это не больно? Мне мама говорила, что это больно бывает.
-Нет, Юлечка, это здорово. Когда-нибудь у тебя тоже будут детки, и ты почувствуешь, как это хорошо.
С этими словами Женя переложила ребенка к другой груди. Юля смотрела на большой торчащий сосок, на котором повисла маленькая белая капелька. Потом протянула руку и пальчиком коснулась соска. Женя вздрогнула, покраснела, и глубоко задышала.
-Хочешь попробовать, как моя малышка это делает?- сказала она.
-А можно?
-Конечно, можно. Тебе понравится.
Юля несмело пододвинулась. Женя чуть развернулась к ней, приобняла. Юля еще в нерешительности наклонилась, приоткрыла ротик, коснулась губами соска и, испугавшись, отстранилась.
-Не бойся, Юленька, смелее,- подбадривала Женя.
Юля наклонилась еще раз, ее приоткрытые губки опять коснулись соска. На этот раз она обхватила его губками и сделала первое сосательное движение. Женя тихо отстранила ребенка от второй груди и посмотрела на меня. Я наклонился к жениной груди с другой стороны, мои губы нашли сосок и я стал жадно высасывать горячие струйки молока. Наши с Юлей глаза встретились. Судя по ее взгляду, ей нравилось. Женя обняла и меня, откинулась на спинку дивана и с тихим стоном закрыла глаза. Так прошло минут пять. Наконец, молоко у Жени закончилось. Я слизнул последнюю капельку с разбухшего жениного соска. Запах ее груди дурманил голову, сердце мое колотилось, хотелось продолжения. Женя запахнула халат, взяла на руки ребенка и унесла его в спальню. Мы сидели с Юлей на диване и смотрели друг на друга.
-Хорошо быть маленькой,- вдруг сказала Юля.
-Ага. Тебе тоже понравилось?
-Очень. Такое чувство необычное. Как будто это уже было.
-Конечно, было. Когда мы были маленькими. Поэтому это так приятно…
В последующие дни мы с Женей старались установить с Юлей атмосферу полного доверия. Так, когда мы приходили, Женя целовала нас; когда мы занимались, садилась рядом, и когда попадались трудные задания, сажала Юлю или меня на колени и объясняла, что нужно сделать. Малышку она теперь кормила при нас, и даже разрешила Юле самостоятельно ее спеленать, что та сделала с большим удовольствием.
Когда мы шли с Юлей домой (я теперь ходил домой сам), я немножко рассказал Юле о нашей игре в «братика и сестричку», и Юля тоже захотела с нами поиграть.
На следующий день, проверив домашнее задание, Женя отложила тетрадки и сказала:
-Не хочется сегодня начинать новую тему. Может, во что-нибудь поиграем?
-Давайте в братика-сестричку,- сразу предложила Юля.
-Да, давайте поиграем. Как будто Женя - наша старшая сестричка, ты, Юля - младшая, а я - младший братик.
-Хорошо, а завтра наоборот, мы будем старшими,- сказала Юля.
-Только, Юля, у нас все как настоящее - и купание, и переодевание, и пеленание, и все остальное, - сказала Женя. Я все приготовила, пойдемте, покажу.
Мы пошли в спальню. Большая женина кровать была укрыта пологом, который свешивался с потолка конусом, совсем, как над колыбелькой девочки. На включенном камине лежали пеленки, распашонки, штанишки и розовые ленточки.
-Раздень сестричку,- сказала мне Женя,- а я пока пойду и приготовлю ванну для нашей малышки и братика.
Женя была одета в платье и кофточку, на ногах были колготки. Я расстегнул пуговки кофточки, снял ее, затем убрал с Юлиных плеч бретельки платья и за подол стащил его вниз. Юля, играя роль маленькой девочки, которая не умеет сама раздеться, переступила через него и стала, опустив руки. На ней осталась белая маечка и колготки, сквозь которые просвечивали розовые трусики.
-Поднимаем ручки,- сказал я. Потом потянул вверх маечку. Длинные волосы Юли рассыпались по голым плечикам, на мгновение закрыв их. Юля застеснялась моего взгляда и закрылась руками.
-Сестричка не должна стесняться братика,- сказал я, и мягко опустил руки Юли вниз. Моим глазам открылся выпуклый животик и две нежные припухлости в том месте, где у девушек бывают грудки. Осталось снять колготки и трусики. Я потянул колготки вниз, и вот они тоже лежат на полу. Я взялся за трусики и хотел тоже стянуть их вниз, но тут Юля обеими руками стала тянуть их вверх.
-Мне стыдно. Меня никогда ни один мальчик не видел без трусиков.
-А братик у тебя есть? - спросил я.
-Нет, и сестрички тоже нет, я одна у мамы.
-А у меня есть сестричка, и она меня без трусиков видела. Не бойся. Мы же играем. Представь, что я твой братик.
-Я все равно боюсь, - сказала Юля.
-Тебе будет хорошо-хорошо потом, вот увидишь. Не бойся, я ведь твой братик.
Потихоньку сопротивление Юли ослабело, пальчики разжались, трусики поползли вниз, открывая самую восхитительную писю, которую я когда-либо видел. Она была не как у Жени, у которой были видны темные точки от сбритых волосков, а абсолютно чистая и белая. Узенькую щелочку, едва заметную, обрамляли две пухленькие складочки. Я не мог оторвать глаз, безумно хотелось потрогать эти складочки или хотя бы прикоснуться к ним. Я заметил, что Юля все еще напряжена.
-Давай ты повернешься ко мне спиной, и тебе не будет так стыдно,- сказал я.
Юля с облегчением повернулась, и я увидел две красивые бархатистые выпуклости Юлиной попы. Там, где выпуклости кончались и начинались ножки, были две милые складочки. Я присел на корточки и стал нежно гладить Юлину попу. От прикосновений к нежной шелковистой коже я испытывал такое же наслаждение, как будто ласкали меня самого. Понемногу Юля расслабилась и уже не боялась ни моих взглядов, ни прикосновений.
Тут в спальню вошла Женя в полупрозрачной ночнушке с кружевами, под которой не было ни лифчика, ни трусиков.
-Нашу малышку я отнесу на руках,- сказала она и взяла Юлю на руки.
Мы пришли в ванную, Женя опустила Юлю в теплую воду, а сама начала раздевать меня. Закончив это приятное занятие, она подняла меня и посадила рядом с Юлей. Нужно сказать, что еще во время того, как я раздевал Юлю, я сильно возбудился. Теперь, в ванной, это было заметно, моя пися была напряжена и стояла торчком. Юля с интересом меня разглядывала.
-А почему пися у Паши такая большая? Я на картинке видела, какая пися у мальчиков бывает, она там не такая была, маленькая и висела.
-Такая она у мальчиков тоже иногда бывает, Юленька. Это значит, что Паше хорошо.
Намылив две мочалки, она одну дала мне, другую взяла сама и сказала:
-А теперь нашу сестренку нужно хорошенько вымыть.
И стала аккуратно тереть Юле спинку и плечи. Я начал намыливать Юлю спереди, потер шейку, ключицы, и наконец коснулся начинающих распускаться грудок. Время остановилось...Я нежно водил по Юлиным маленьким холмикам мочалкой, при этом рука касалась холмиков и крошечных сосочков на них. Вдруг я почувствовал, что Юлины ягодки стали больше. Оторвав глаза от ее грудок, я заметил, что Юля порозовела, дыхание ее стало чаще. Постепенно мы с Женей спускались все ниже, вот ее руки очутились у Юли на пояснице, а мои - на животике, затем Женя начала ласково тереть Юлину попку, а я коснулся рукой низа Юлиного живота, там, где начинались те самые пухленькие складочки, от которых невозможно было отвести взгляд. Помня Женины слова о мочалке, я отложил ее в сторону, выдавил из тюбика немного геля, набрал воды в ладошку и, осторожно коснувшись складочек, стал нежно намыливать их. Это было незабываемо! Юля задышала еще глубже, щеки ее стали пунцовыми, губки приоткрылись. Как раз в эту секунду мой средний палец попал в ложбинку между складочками, чуть - чуть их раздвинул и теперь двигался взад-вперед, а указательный и безымянный скользили по складочкам. Юля закрыла глаза, вздохнула и застонала. Ножки ее задрожали, и она бы упала, если бы Женя не начала поливать ее сверху из лейки, смывая пену. Однако, когда Женя стала смывать пенку у Юли с животика и писи, теплые струйки воды и ласковые Женины руки снова оказали свое магическое действие: Юля снова сделалась пунцовой, часто задышала. После того, как мы закончили мыть Юлю, настала моя очередь. Женя точно также начала мыть меня со спины, а Юля - спереди. Я целиком отдался этому наслаждению…
Наконец Женя дошла до моей попы, а Юля-до живота.
-А писю тоже мыть?- спросила Юля.
-Конечно, Юленька.
-А как? Я боюсь.
Женя взяла Юлину руку, капнула в ее ладошку геля, и начала намыливать Юлиной рукой мой мешочек под писей. Потом убрала свою руку и Юля сама начала мыть мою писю. Намылив мешочек и внутреннюю поверхность ног, она обхватила пальчиками саму писю и стала осторожно ее намыливать. Возбуждение мое нарастало, в ушах застучало, сердце выпрыгивало из груди.
-Юля, еще нужно помыть головку писи,- сказала Женя.
-А как?
-Обхвати писю кулачком и двигай его к животу.
Юля так и сделала, кожица на писе собралась в складочку около ободка, открыв головку.
Юля убрала руку и стала с интересом разглядывать головку. Пися моя стояла торчком и от возбуждения подергивалась. Насмотревшись, Юля взяла в ладошку головку и стала ее намыливать. Волна наслаждения накрыла меня с головой, и я бы снова ощутил тоже, что испытал, когда Женя ласкала мою писю ротиком, если бы Женя не убрала Юлину руку. Ополоснув меня, Женя вытерла нас, взяла Юлю на руки, поцеловала несколько раз, и отнесла в спальню, потом вернулась за мной. Когда Женя со мной на руках вошла в спальню, Юля лежала голенькая на Жениной кровати под пологом. Шторы были задернуты и горел ночник. В его слабом свете, проходящем через полог, кожа Юли казалась нежно - розового цвета. В спальне приятно пахло чистыми пеленками, которые лежали на горячем камине. Женя положила меня рядом с Юлей. Я уже знал, что сейчас произойдет, закрыл глаза и полностью отдался ощущению тепла и нежности, когда Женя накрыла нас горячей пеленкой.
-Как здорово!- услышал я Юлин голос.
-Нравится?- спросила Женя.
-Очень. Хочу еще.
Женя взяла еще пеленку и снова накрыла нас ей. Юля повернулась на животик и подставила горячей ткани попку. Я оголил головку и позволил пеленке скользить по ней. Боже, как это было приятно! Когда пеленка остыла, Женя убрала ее. Юля по-прежнему лежала попой кверху. Женя наклонилась и стала целовать Юлину попку.
-Я тоже хочу, чтобы сестричка меня поцеловала,- сказал я, перевернулся на живот и выставил попу.
Женя стала целовать меня. Юля повернулась и спросила Женю:
-А можно я тоже поцелую братика?
-Конечно, Юленька.
Юля наклонилась к моей попе и стала целовать ее вместе с Женей, Женя - левую половинку, а Юля – правую. До чего же это было восхитительно – чувствовать нежные прикосновения теплых губ, щечек…
Мне безумно захотелось, чтобы Юля почувствовала то же самое. Почувствовав это, Женя мягко положила Юлю на спинку и стала целовать ее грудки, а я, повернувшись, увидел прямо перед собой Юлин животик, и стал, закрыв глаза от удовольствия, покрывать его поцелуями, касаясь животика носом, щеками, лбом. Целуя Юлю, я вдруг почувствовал, что кожа, которой в очередной раз коснулись мои губы, нежнее, чем была до этого, и пахнет иначе. Приоткрыв глаза, я увидел, что в порыве нежности спустился ниже животика и целовал Юлину писю как раз в том месте, где начинались складочки и щелка.
Юлин животик начал подрагивать, сквозь звуки Жениных поцелуев я услышал нежный Юлин стон. Женя его тоже услышала и почему-то перестала целовать Юлю.
Потом Женя взяла баночку с какой-то жидкостью и сказала.
-А теперь будем готовиться баиньки.
-А что это,- спросил я.
-Это масло, чтобы ваша кожа была здоровая и нежная.
Присев на кровать, она вылила немного масла на ладони, и стала со всех сторон натирать им Юлю, нежно массируя ей спинку, ноги, попку, животик. Дойдя до писи, она взяла еще масла и стала нежно втирать его в Юлины пухлые складочки. Юля раздвинула немного ножки, ее животик опять стал подрагивать, однако Женя не стала ласкать Юлю дальше.
Вместо этого она перевернула меня на живот, и начала, также как и Юлю, втирать мне в кожу масло. Помассировав мне спину, попу и ноги, она перевернула меня. Юля села на кровати и смотрела на мою подрагивающую торчащую писю. Кожица на ней была оттянута назад, и половина головки была оголена.
-Жень, поцелуй меня,- попросил я. Женя, видимо, поняла, чего мне хотелось, наклонилась и чмокнула писю в кончик головки. Пися дернулась кверху, кожица еще больше отошла назад, и головка полностью оголилась. В этот момент Юля тоже наклонилась, и, когда Женя стала целовать головку второй раз, поцеловала меня одновременно с Женей, так, что ее губы, обхватившие головку с одной стороны, коснулись губ Жени, обхвативших головку с другой. Такого наслаждения и счастья я еще не испытывал.
Потом Женя взяла с камина пеленку и завернула в нее Юлю. Затем взяла висевшее на камине байковое одеяло и укутала Юлю еще и им. Получившийся аккуратный сверток перевязала двумя ленточками и положила Юлю в изголовье кровати. Затем проделала то же самое со мной. Подложила себе под спину подушку, положила по бокам еще две, сбросила с плеч бретельки ночнушки и обнажила груди. Соски уже набухли, с них свисали капельки молока. Затем уложила нас с Юлей так, что наши лица, выглядывавшие из одеял и пеленок, оказались около ее грудей, и сказала.
-А теперь открываем ротики.
И мы с Юлей с упоением стали пить горячие брызгающие струйки…
Когда молоко у Жени закончилось, она обняла нас и мы, счастливые, заснули…
Когда мы с Юлей шли домой, она сказала:
-У меня голова кружится. Ни о чем думать не могу. Так сладко мне еще никогда не было.
-Завтра мы будем старшими братиком и сестричкой. Давай Женю завтра вместе поцелуем?
-Давай. Поскорее бы завтра наступило. А что ты чувствовал, когда меня целовал?- спросила Юля.
-Очень приятно было, у тебя такая кожа нежная, особенно там, ниже животика.
Юля покраснела.
-А ты что чувствовала?
-В животике и писе так сладко и тепло, и что-то щекочет. Очень приятно, и еще хочется.
-Завтра я тебя еще поцелую в писю.
-А я - тебя.
И я, сгорая от нетерпения, пошел домой.
Пеленкин M
Автор темы
Сообщения: 19
Зарегистрирован: 30.01.2015

Сообщение #2 John1989 » 06.02.2015, 02:06

Многабукав... На потом оставлю
Дети - мой наркотик. Я испытываю кайф, когда они есть рядом, а когда их нет, у меня начинается ломка. Р-р-р-вау!
"Я так люблю свою страну и ненавижу государство" - Алексей Николаевич Толстой
John1989 M
Откуда: Я родом из Детства
Сообщения: 5701
Зарегистрирован: 05.01.2014

Сообщение #3 Hotaru » 06.02.2015, 06:43

Я требую продолжения банкета :angry:
Лоли - цветы жизни
"Это солнечный яд. Золотые лучи. А они говорят: "Надо срочно лечить""
Hotaru
Вечно злой бука
Сообщения: 12400
Зарегистрирован: 04.04.2013

Сообщение #4 Пеленкин » 20.06.2015, 02:06

На следующий день мы пришли к Жене на полчаса раньше обычного. Ясное дело, нам было не до английского. Жене, судя по всему, тоже. Она усадила нас за стол, налила нам чай, поставила конфеты и варенье и с видимым нетерпением ждала, когда мы покушаем.
- Ты будешь сегодня нашей младшей сестричкой?- спросила Юля у Жени.
-А вы хотите? Может, лучше позанимаемся?
-Нет-нет, хотим играть,- хором закричали мы.
-Если честно, я тоже не хочу сегодня заниматься,- сказала Женя. И добавила:
-Пойдемте в спальню.
В спальне была все та же атмосфера уюта и покоя - задернутые шторы, приглушенный свет ночника, колыбелька со спящей малышкой, нежный аромат теплых пеленок, Жениного тела и особый, ни на что не похожий, запах Жениной малышки.
Женя легла на кровать и сказала:
-Я - ваша маленькая сестричка. Меня нужно раздеть, чистенько вымыть, приласкать и уложить баиньки.
Когда Женя говорила слово «приласкать», она посмотрела на меня и чуть-чуть покраснела. У меня приятно защекотало писю и низ живота от предвкушения того, что Женя имела в виду. Я живо представил кричащую от наслаждения Женю, ее кулачки, зажавшие простынку, сокращающийся Женин животик и брызгающую струйками Женину писю. Потом представил Юлю на месте Жени, и мне стало так сладко, что невозможно выразить словами.
Итак, Женя лежала на кровати, ожидая, пока мы ее разденем. Юля занялась Жениным свитером: залезла с ногами на кровать, вытащила Женины руки из рукавов и, вытащив заколку из Жениных волос, стянула свитер. Потом просунула под спину Жени руки, расстегнула лифчик и освободила груди. Я тем временем спустил на пол Женины гамаши. Под ними были кружевные трусики. Тут ко мне присоединилась Юля, и мы, стащив с Жени трусики, взяли ее за руки, посадили на кровать и повели купать.
Пока Женя, сидя в ванной, набирала воду, мы с Юлей раздели друг друга. Юля уже совсем не стеснялась ни меня, ни Жени. Затем мы залезли в ванну к Жене и стали купать ее. Натерев Женю со всех сторон, мы поставили ее посередине ванны, я, стоя сзади Жени, начал нежно мыть ее попку, а Юля, набрав в ладошку геля – Женину писю. Женя стояла, несколько расставив ноги, и наши с Юлей пальцы иногда соприкасались в самом низу, там, где заканчивается щелка писи. Как только нежные Юлины пальчики коснулись Жениных складочек кожи вокруг щелки, Женя начала тихонько постанывать. Через несколько минут она с видимым усилием сказала.
-Ну вот, ваша сестричка уже совсем чистенькая, пора ее укладывать.
Мы смыли с Жени мыльную пену, вытерли ее и отвели в спальню, где уложили на кровать и накрыли горячей пеленкой. Потом задернули полог над кроватью, и, очутившись в розовом домике, освещенном снаружи слабым светом ночника, не сговариваясь, прильнули с двух сторон к ее разбухшей от молока груди. Женя тихонько постанывала от удовольствия. Потом, когда молоко иссякло, мы перевернули Женю на живот и стали гладить и массировать ее спину и попу.
-Нашей сестричке нравится, когда ее вот так баюкают,- сказал я и, наклонившись, стал целовать Женину ягодичку. Юля последовала моему примеру и начала целовать другую. Иногда мы касались друг друга щеками, когда целовали Женины половинки близко к разделяющей их ложбинке, и волосы Юли приятно щекотали мне ухо. Потом я руками раздвинул половинки Жениной попы, и Юля увидела в глубине ложбинки то самое розовое пульсирующее колечко, которое я ласкал раньше.
-Поцелуй малышку там,- сказал я Юле.
Юля прилегла на Женины ноги и, коснувшись щечками Жениных половинок, стала целовать и облизывать ее дырочку. Почувствовав прикосновение Юлиных губ, Женя застонала громче и выпятила попку. Я тем временем отпустил попу Жени, отчего половинки сомкнулись вокруг Юлиных щечек. Юле это нисколько не мешало. Я лег на спину радом с Женей, она чуть приподнялась, оперлась на локти, и ее большие груди с торчащими сосками плавно покачивались теперь прямо над моим лицом. Я взял одну из них обеими руками и стал целовать; потом обхватил другую и тоже стал осыпать ее поцелуями.
Мне хотелось еще молока, я глубоко захватывал то один, то другой сосок ртом, жадно втягивая их в себя.
Вдоволь наигравшись с мягкими нежными жениными грудками, я выполз из-под них, и мы с Юлей перевернули Женю на спину. Теперь Женя лежала перед нами к верху писей, ноги ее были тесно сомкнуты. Я ощутил себя в роли учителя, потому что знал, что Женя хочет больше всего.
-Давай поцелуем животик нашей малышки,- сказал я Юле, и мы, также как раньше попу, принялись ласкать Женин животик, начиная от груди и постепенно опускаясь все ниже.
-А теперь - пися, она тоже хочет, чтобы ее поцеловали, - сказал я.
Юля приблизилась к Жениной щелке и поцеловала одну из губок ее писи. Женя застонала:
-О боже, Юлечка, милая, любимая, сладкая, еще, еще…
Юля продолжала целовать Женю, однако ей мешали Женины ноги, тесно сжатые между собой. Я отстранил Юлю и попытался раздвинуть ножки Жени в стороны. Она согнула их в коленях, широко расставила в стороны и перед нами открылась вся Женина пися. Мы с Юлей улеглись голова к голове между раздвинутых ножек, так, что наши лица оказались в десяти сантиметрах от обворожительного лона Жени. Мы увидели узкую, но длинную щелку, обрамленную полураскрытыми губками, из-под которых виднелась розовая влажная раковина.
-Смотри, как нужно делать, чтобы писе было хорошо,- сказал я Юле и провел языком между губок от самого низа щелки, до самого верха. Женя застонала.
-Теперь ты.
И Юля стала ласкать Женину щелку, водя по ней туда-сюда язычком и даже пытаясь залезть им в раковину. Женя теперь стонала, не переставая, из глубины раковины стал выделяться сок. Я немного отстранил Юлю, раздвинул губки и показал ей розовый, уже набухший бугорок.
-Его тоже нужно поласкать,- сказал я.
Юля высунула язычок и кончиком его лизнула бугорок. Женя вскрикнула, громко задышала, ее вдохи перешли в стоны. Бугорок еще увеличился. Юля поцеловала его, потом ее язычок нежно затрепетал, лаская этот влажный розовый холмик. В это время я, вспомнив, как хорошо было Жене, когда моя пися была внутри ее, коснулся кончиком указательного пальца входа в раковину и погрузил его целиком в горячее и мокрое отверстие. Палец поместился там свободно, и я просунул еще и средний, а потом и безымянный.
Затем, выпрямив ладонь, я постепенно просунул в писю все пальцы, так, что моя рука полностью скрылась в писе. В ней было горячо и мокро, все пульсировало. Я стал двигать взад-вперед и немного вверх, к животику, рукой. Юля продолжала ласкать бугорок язычком. Женя теперь стонала и вскрикивала непрерывно, животик ее сокращался. Внезапно она громко вскрикнула, выгнулась, и из ее писи брызнули струйки, брызнули Юле в рот, на щечки, носик, в глаза.
Некоторое время Женя обессилено лежала, потом сжала Юлю в объятиях и стала осыпать ее мокрое личико поцелуями, нежно шепча:
-Сладенькая моя, любимая, милая, хорошая моя…
Затем положила Юлю на спинку и стала целовать ей шейку, маленькие холмики начинающих раскрываться грудок, а я, раздвинув Юлины ножки, жадно прильнул к тому, к чему стремился с тех пор, как увидел – к узкой Юлиной щелке и обрамлявшим ее пухленьким складочкам губок. Это было восхитительно, божественно, непередаваемо! Я целовал и целовал, пытался проникнуть в розовую раковину, ласкал маленький бугорок.
Голова кружилась от пьянящего запаха. Из раковины Юли начали выделяться капельки влаги, она нежно стонала. Через несколько минут ее животик начал сокращаться, стоны сменились вскриками, и из писи вылетела тонкая струя горячей жидкости. Струя превратилась в поток, заливая мне лицо, шею, Юлины ножки, одеяло. Я закрыл глаза и стал жадно глотать пьянящую влагу.
Мало-помалу поток иссяк. Юля, тихо постанывая, лежала, закрыв глаза. Женя наклонилась надо мной и сказала:
-Нашей Юленьке было так хорошо, что она не смогла сдержаться и описалась.
Переложив Юлю на подушку, Женя быстро убрала одеяло, на котором расплылось большое мокрое пятно, положила сухое. Потом принесла тазик теплой воды, умыла мое мокрое лицо и шею, ополоснула и вытерла Юлину писю, уложила Юлю на кровать и накрыла теплой пеленкой. Потом взяла меня на руки, положила рядом с ней и стала целовать. К этому времени Юля уже пришла в себя и наблюдала, как Женя меня ласкает.
Заметив это, Женя сказала:
-Давай теперь две сестрички убаюкают братика.
И вот две пары нежных рук и еще более нежных губ со всех сторон ласкают меня. Я лежал на спине, моя пися была до крайности напряжена и подергивалась.
Поласкав мой животик, мои сестрички спустились ниже. Женя, несколько раз поцеловав мой столбик, оголила головку и сказала Юле:
-Поцелуй братика.
Юля стала целовать головку. Ощущение невыразимого восторга охватило меня.Женя слегка отстранила Юлю, обхватила пальчиками мою писю у самого основания и, ни слова не говоря, погрузила ее себе в ротик, обхватила губками и нежно заскользила ими по писе. Потом взяла Юлину руку и положила ее туда, где только что держала свою. Юля все поняла, открыла свой маленький ротик, и моя головка погрузилась в нежное тепло.
С каждым Юлиным движением в писе становилось все приятнее и приятнее, низ живота наполнило ощущением невероятной сладости, потов все взорвалось всплеском неописуемого удовольствия, и я потерял сознание. Очнулся я, лежа на мягкой Жениной груди. Юля уже спала на другой. Женя осторожно накрыла нас одеялом, и мы втроем заснули.
Пеленкин M
Автор темы
Сообщения: 19
Зарегистрирован: 30.01.2015

Сообщение #5 Hotaru » 20.06.2015, 02:38

:good:
Лоли - цветы жизни
"Это солнечный яд. Золотые лучи. А они говорят: "Надо срочно лечить""
Hotaru
Вечно злой бука
Сообщения: 12400
Зарегистрирован: 04.04.2013

Сообщение #6 Kokovanja » 20.06.2015, 03:36

Под спойлер надо прятать.
Scio mе nihil scire, sed multa non sciunt eam etiam. (с) Socrates.
https://www.youtube.com/watch?v=eXorwi4jZBo
Kokovanja M В сети
Откуда: Из заветного места
Сообщения: 8426
Зарегистрирован: 01.11.2013

Сообщение #7 John1989 » 04.07.2015, 00:35

Не обязательно. Тема-то авторская.

Ну что сказать? Рассказик весьма хорош. Ну может быть маленько переборщил "со звуковой дорожкой", как в порнухе, но в принципе вполне норм. Мне понравилось.
Дети - мой наркотик. Я испытываю кайф, когда они есть рядом, а когда их нет, у меня начинается ломка. Р-р-р-вау!
"Я так люблю свою страну и ненавижу государство" - Алексей Николаевич Толстой
John1989 M
Откуда: Я родом из Детства
Сообщения: 5701
Зарегистрирован: 05.01.2014

Сообщение #8 Пеленкин » 04.07.2015, 01:03

Благодарю. Но что имеется в виду под "звуковой дорожкой"?
Пеленкин M
Автор темы
Сообщения: 19
Зарегистрирован: 30.01.2015

Сообщение #9 Hotaru » 04.07.2015, 01:18

Пеленкин писал(а) 04.07.2015, 01:03:Но что имеется в виду под "звуковой дорожкой"?
Ахи-вздохи
Лоли - цветы жизни
"Это солнечный яд. Золотые лучи. А они говорят: "Надо срочно лечить""
Hotaru
Вечно злой бука
Сообщения: 12400
Зарегистрирован: 04.04.2013

Сообщение #10 Пеленкин » 04.07.2015, 01:55

А более естественно - это когда сосредоточенное сопение?

Добавлено спустя 13 минут 16 секунд:
Детский садик…Как много приятных эмоций связано у меня с этим местом…И так хочется ими поделиться. Зовут меня Юля, мне 26 лет, несколько лет назад я закончила педагогический и работаю воспитателем в детском саду, занимаюсь детишками средней группы. Деток я люблю, обожаю с ними возиться, играть, ухаживать. Поэтому работа моя приносит мне радость. Однако не так давно я заметила, что мне приятно не только общение с малышами. Все началось с того момента, когда я подменяла подругу, которая работала в ясельной группе. После обеда мне нужно было уложить моих подопечных в кроватки. В основном мне это удалось, и только одна девочка, Лиза, которой было 2 годика, и которую только недавно привели к нам, никак не хотела укладываться. Она плакала, звала маму, а когда я взяла ее на руки, Лиза обоими ручками потянулась к моей груди. Видимо, мама кормила ее перед сном грудью, и малышка привыкла засыпать только после этого. Мои попытки успокоить малышку ни к чему не привели, она расплакалась еще сильнее. Что же делать? Единственный способ убаюкать Лизу - теплая мамина грудь. Но ведь у меня есть то, что нужно! Правда, без молока… Но решение нашлось. Я унесла малышку к себе в комнату, сняла халат и лифчик, взяла стоявшую на столе бутылочку с йогуртом, которую принесла себе на обед, намазала йогуртом соски и ареолы на обеих грудях и поднесла малышку к одной из них. Плач сразу прекратился, сменившись сопением и чмоканьем. Через мгновение меня стало охватывать невероятное возбуждение. Сосок, к которому приникла Лиза, быстро набух, от груди к низу живота побежали волны удовольствия. Йогурт на первой грудке быстро закончился, я подвинула головку Лизы к другой, а свободной рукой налила йогурта на первую. Второй сосок тоже мгновенно набух, по спине побежали мурашки, волны сладости внизу живота стали сильнее и я почувствовала, как по трусикам начала расползаться горячая влага. Это наслаждение длилось, пока бутылочка с йогуртом не опустела. Малышка стала засыпать прямо у меня на руках, и я, накинув халат, отнесла ее в кроватку в общую спальню, поцеловала ее, уже спящую, несколько раз, и вернулась к себе. Трусики и колготки на мне были насквозь мокрые, я вся дрожала от возбуждения. Сняв трусики, я коснулась набухшего бугорка и через несколько секунд волна наслаждения накрыла меня с головой. Несколько минут я пролежала в сладком забытьи, не помня себя от счастья. Остаток дня прошел в сладкой растерянности. Одевая детишек после тихого часа, я смотрела на них с гораздо большей нежностью. Их голенькие попки, животики, складочки на пухленьких ручках и ножках вызывали желание прикоснуться к ним, поцеловать... Лизаньку я одевала с особым трепетом. Мне очень хотелось снова чувствовать ее губы, жадно обхватившие торчащий от желания сосок, хотелось, чтобы сладкая волна накрыла меня именно в этот момент. Вечером, по дороге домой, я зашла в интим-магазин и купила себе бабочку для ласк бугорка. Полночи я не могла уснуть от предвкушения того, что должно было случиться завтра. В семь утра уже была в садике и принимала от родителей еще полусонных детишек. Затем начался обычный день-зарядка, завтрак, игры, всевозможные упражнения… Замирая от каждого прикосновения, я использовала любую возможность, чтобы приласкать каждого малыша - погладить, поцеловать. Наконец наступило время обеда и сна. Специально оставив Лизу напоследок, я помогла всем детишкам раздеться и улечься. Тут, как будто прочитав мои мысли, Лиза попросилась в туалет, и я, взяв ее на руки, унесла из спальни. В туалете я полностью раздела Лизу, посадила ее на унитаз и заворожено стала следить за брызгающими из ее писечки струйками. После поставила девчушку в раковину, включила теплую воду и стала споласкивать ей писю и попу. Я в первый раз делала это, и приятнее этого занятия вряд ли что можно было вообразить, кроме поцелуев этих двух розовых складочек с едва заметной щелкой между ними. Вытерев Лизу, я быстро сняла халатик и трусики и одела свободную кружевную ночнушку. Бабочку я заранее одела, оставалось только включить ее в нужный момент.
Взяв Лизу на руки, я отнесла ее в воспитательскую, устроилась с ней на кровати, взяла бутылочку с заранее подогретым йогуртом, спустила с плеч бретельки ночнушки. Затем густо намазала соски теплым йогуртом и, устроив Лизу поудобнее, приблизила ее ротик к уже набухающему соску. О, боже, как же сладко! Я начала тихо постанывать, не в силах сдерживаться. Затем, приподняв ночнушку, включила бабочку. Тотчас же все тело охватила дрожь, из губок писи потекли струйки. Переложив чмокающую Лизу к другой груди, я, закрыв глаза, отдалась удовольствию. Оно было настолько сильным, что уже через минуту-другую сладкая истома внизу живота накрыла меня с головой, перед глазами завертелись круги, и от всплеска наслаждения я потеряла сознание… Очнувшись через некоторое время, я аккуратно взяла Лизу, заснувшую у меня на груди, на руки, и пошатываясь на слабых от пережитого ногах, отнесла ее в кроватку, а сама стала приводить себя в порядок. Ночнушка внизу была вся мокрой, в воспитательской стоял аромат моей писи…
Пеленкин M
Автор темы
Сообщения: 19
Зарегистрирован: 30.01.2015


Вернуться в Культура

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость