Конфедерация Меганезия

Список разделов

Описание: Тема в искусстве

Сообщение #1 Kote » 15.01.2015, 18:06

Зиг хайль, дорогие товарищи.
В этой теме я намерен объединить всех "меганезийцев", т.е. поклонников "меганезийского" цикла Алекса Розова, педофилов, анархистов и прочих граждан, которых не устраивает существующая система.

Добавлено спустя 8 минут 43 секунды:
Кто то(извиняюсь за выражение) спросит: "Какаго нах?!"
Отвечаю: Все педы читали роман(билять!) "Лолита" ВРП В.Набокова.
Дык вот, по моему(извиняюсь за выражение) личном минению, роман "Лолита"(извиняюсь за выражение) - говно полное.
Мало того, я писал уже на Мираиде: ВРП В.Набоков - предтеча педоистерии.
**********************************************
А на Долорес Гейз у меня писюн не встанет.
Моя ламповая тян - Люси Хок-Карпини(М.Ц. и особенно "День Астарты")

Добавлено спустя 5 минут 14 секунд:
цЫтаты:
Новоиспеченный майор военной разведки была одета в линялые джинсовые шорты и кухонный фартук, когда-то – небесно-лазурный, а теперь – пятнистый от фруктовых пятен. В руках у нее было полотенце, которым она вытирала мокрые руки.
- Классно выглядишь, любимая - сказал Микеле, - Но я не понял: причем здесь аист?
- А при том, - пояснила она, - что свечи сняты с вооружения еще в 16-м году. Машины ВВС на Маркизских островах вооружены аистами, а видео-протокол доказывает, что сожгли пиратский рейдер, а не торговца. Кто опять муссирует эту гнилую историю?
- О, Мауи и Пеле, держащие мир! - воскликнула Люси, - Мама, ты хотя бы в свой день рождения отвлекись от войны. Это старая французская песенка. Маркиза звонит домой, менеджеру замка, а он говорит: все хорошо, за исключением пустяка: кобыла сдохла… Кстати, ма, тебе открытка. Спец-бригада поздравляет с новой полоской и тра-ля-ля.
- Открытка? Замечательно! Микеле, я как раз собиралась тебе сказать, но не знала, под каким соусом это лучше будет выглядеть. Ну, ты понимаешь…
- Начинаю понимать, - поправил он, - Если я не ошибаюсь, то в INDEMI было четыре действующих майора: Крэмо, Журо, Лигарэ и Махиту. Смотрим, что получится через полтора года. Начнут собираться команды-участники конкурса на роль правительства. Дважды должность полковника INDEMI занимать запрещено - значит, Крэмо и Махиту выпадают. Оставались Журо и Лигарэ. А команд на конкурсе не бывает меньше трех…
- Но не обязательно брать в команду майора, - перебила она, - можно взять младшего офицера разведки, или офицера другого рода войск, или вообще стороннего эксперта.

Микеле выразительно покачал головой и закурил сигарету. Чубби тяжело вздохнула, потрепала Люси по спине и легонько похлопала по попе.
- Пожалуйста, в честь моего дня рождения, дочисти дорожку. Ладно, хорошая моя?
- ОК, мама, - со вздохом, ответила девочка, - Только вы не очень ругайтесь, ага?
- Мы не будем, - пообещал Микеле, - Только выясним кое-какие вещи, и все.
- Клянусь Фреей, - серьезно добавила Чубби.
Люси сделала трагическое лицо, издала тяжелый вздох, спрыгнула с подоконника, продралась сквозь колючие кусты, уселась за руль квадроцикла, хлопнула по выключателю и возобновила борьбу с мусором растительного происхождения.



-------------------------------- Люси Хок-Карпини. 12,4 года.
Херово, когда тебе между 12 и 13 годами. Еще не тинэйджер (и поэтому тебя никто не принимает всерьез), но уже не ребенок (и тебя можно использовать для всяких скучных дел). Конкретно: ты еще недостаточно взрослая, чтобы самостоятельно ходить по морю под парусом (о полетах на флайке или даже на простейшем дельтике и говорить нечего), зато, если надо сесть за руль и ликвидировать сральню во дворе - какая-то гребаная фея касается тебя своей волшебной, блядь, палочкой, и ты становишься взрослой часа на 3.

Это, как бы, в социологии. В биологии тоже какая-то несправедливость. В смысле, все женские свойства уже имеются: Луна педантично поздравляет тебя с новым годом. Как это мило с ее стороны, как это романтично, и как, блядь, это поднимает настроение. А смотришь на себя в зеркало и видишь, что на танцах крутить нечем. Ни сзади, ни, тем более, спереди. Ну, хватит о грустном. Сестричка Флер сорок лунных лет назад была доска-доской, а потом – бац! Перетрахала половину Океании и уже примеривалась к Австралии. Тут бы австралийцам и крышка, но нашелся Ежик… Типа, любовь. Ежик, конечно, прикольный. Хотя, если разобраться, ничего особенного, кроме пурпурного хайра, в нем нет. Канак как канак. Ни мордой, ни ростом, ни плечами не выделяется. Котелок у Ежика варит неплохо. Лопоухость и курносость этому делу не помеха, но… ОК, считаем, что Флер повезло. Хер в руки и 7 футов под килем... Это я что, завидую?

Было бы чему. Кстати, я бы, наверное, и сейчас могла снять какого-нибудь парня. Не хитрое дело. Но фиг знает, что получится. Это у парней все просто: гидравлика начала работать – и погнали. Только следи, чтобы торпеда совсем не стерлась. А девчонкам природа подбросила задачку. Геометрия, прикладная механика и психология – в кучу. Флаг в руки разбираться: чего ты хочешь, и следует ли это делать прямо сию минуту? Поэтому парням на практической биологии в школе дают всего один, понятный совет: лучше, если ваша первая партнерша старше вас не более, чем на 10 лет иначе есть риск сформировать инфантильное поведение в сексе. А девчонки получают целых 3 совета, причем все непонятные. Вот как отличить мотивы любопытства и самореализации от сексуального влечения? Или, как отделить влечение к мужчинам вообще от влечения к конкретному парню, который оказался рядом? А как убедиться в полной технической готовности? ПОЛНОЙ! Непыльная работа давать такие инструкции. Я бы тоже могла.

Жаль, что, мне за это не платят… Вообще-то, я завидую Флер - но не по сексуальной практике, а по сексуальной географии. От Футуна, где мы, 450 миль на ост-норд-ост до атолла Олосенга, где Ежик. До Tekaviki-College, на моту у юго-восточного берега Увеа, 150 миль от нас и 300 от Ежика. Маршрутки-сардельки летают туда-сюда дважды в час.

Угадайте, в какую сторону летит Флер, если дома барбекю, а в какую – если дома куча дел? То-то. В прошлом году Ежик поднял хорошие деньги в Африке, купил себе новую летучую растопырку, а старую подарил Флер. Мама чуть головы не оторвала обоим, но подарок же... Теперь Флер само-летающая, а если дома скучные дела, то у растопырки барахлит электрофидер и она зависает у Ежика. Он инженер-электромеханик и, как бы, это чинит до утра. Сказала бы я, что он ей чинит. Конкретно-практическая психология. Но, по ходу, я зря гоню волну на Флер и Ежика. Будь у меня hoakane, я бы тоже у него зависала, если дома хозработы - фиг ли тут. А в прошлом году, когда мама смылась по своей военной ботве на 3 недели, они меня легко вписали к себе на Олосенга. Классно!

Папе загрузили что-то про рекламную акцию и бесплатный кемпинг от «Taveri-Futuna partnership». В школу я ходила по i-net. Правда, за это пришлось потом сдавать штраф-тесты, но оно того стоило. Fare у Ежика маленький (так что я жила в кухне-гостиной) и фанерный (так что когда Флер с Ежиком на 2-м этаже полировали торпеду, саунд-трек доходил до меня почти без потери громкости). Зато, в кухне-гостиной большой экран, и вечером я включала ACID-TV Kwajalein. Там шел фестиваль fantasy-action… А днем мы болтались в лагуне. Там пресноводная лагуна полмили по диагонали. Она такая одна во всей Океании. Офигенно! Правда, на закате летают комары – но есть репеллент.

Когда мама вернулась, то не очень поверила про кемпинг. Она бы нас точно расколола, если бы не Батчеры. Рон и Пума. Вот это друзья, я понимаю! Они оба инструкторы по оружию в военном секторе «Taveri-Futuna». Рон раньше был сержантом у мамы в спец-бригаде, а Пума была рейнджером в Африке. Непробиваемые ребята. Загрузили маме такую легенду: мол, не рекламная акция, а просто учебный лагерь резервистов, и меня туда вписали, как бы, полуофициально. Мама поворчала, но типа, поверила... Ну, не то, чтобы поверила, но меры 3-й степени применять не стала, а это главное…

Ну, вот. Мусор убран, можно расслабиться, пока еще чем-то не загрузили. Для начала, откатываемся в мертвую зону - в ту часть сада, которую из окна и с террасы не видно. Пока, судя по доносящемуся из дома бла-бла-бла, разбор полетов продолжается. Ну, и ладно. Авось, не подерутся. А я достаю сигареты, зажигалку и начинаю тренироваться пускать дымовые колечки. Вот у мамы они получаются красивые, а у меня – какие-то кривые и неустойчивые. Мало практики. А откуда бы ее было много, если приходится шифроваться от предков. Застукают – дадут по шее. Хотя сами курят, как пароходы…

Кстати, наш тичер по физике на примере дымовых колечек рассказывал про строение нашей вселенной, которая, оказывается, вся состоит из маленьких вихревых штучек, только, конечно, не дымовых, а типа, электромагнитных и гравитационных. Во, как!.. Вообще, если всерьез думать, что все вокруг состоит из такой вот ерунды, то крыша поедет. Тичер так и сказал: ребята, не парьтесь. Это не какая-то реальность, а модель. Типа, как навигационная карта – это модель моря, а не само море. Кто-то спросил: а настоящая реальность – это что? Тичер посмеялся и говорит: ребята, не ломайте себе голову. То, что вы видите вокруг, то, что слышите или трогаете - это и есть настоящая реальность. А теории про устройство вселенной – это инженерные модели. Они чтобы работать с реальностью. Чтобы делать ее симпатичнее на вид, на ощупь и на вкус.

Упс! Бла-бла-бла в доме затихает. Я быстро тушу окурок, выбрасываю его в мусорный контейнер, снимаю с квадроцикла панель над движком, выдергиваю вилку из слота и начинаю рассматривать ее с глубокомысленным видом. Минуты три я выступаю с этим номером без публики, а потом появляются зрители… О-ля-ля! Вот это да! Папа в белом тропическом костюме и шляпе образца XIX века. Мама в полевой форме (ей идет, чтоб мне провалиться!). Даже зеркальные очки надела. Типа, трогательное восстановление согласия в семье по полной программе. Ну, почтение Мауи и Пеле, держащим мир.

Папа поправляет старомодную шляпу и интересуется, что это я такое делаю. Я хмуро сообщаю, что мне почудился запах горелой изоляции, и я решила посмотреть что там. Прикрытие слабое, но маме не охота разбираться. У нее слишком хорошее настроение. Она благосклонно кивает и говорит мне: «Детка, мы пройдемся до кабачка дядюшки Чжана. Если прилетят ребята, предложи им кофе и все такое. Скажи: мы скоро будем».

Ага… Скоро будут. Держи карман шире... Ладно, пусть гуляют, жалко что ли… Они выходят на наш местный Бродвей (Kolia village Ramble). Оттуда доносится громкий одобрительный свист соседских парней – мамин вид в униформе производит на них неизгладимое впечатление. Так-то! Знай наших! Военная разведка рулит! Кстати, мне тоже надо переодеться – для выполнения торжественного ритуала встречи гостей.

Полчаса вдумчивой работы, и я практически готова. На мне золотистые пластиковые сандалии, радужный шнур на бедрах с пучком радужных ниточек, свисающим впереди примерно на 5 дюймов, и три ниточки яркого бисера на шее. По моему гениальному плану, они подчеркивают те бугорки, которые в биологии называются моими грудями. Проходит еще час, и в небе появляется Kiwing-biplane, раскрашенный, как попугай в джунглях Гондураса. Ага: парни сегодня изображают Uvea-University Aztecball Team. Маскировка. Так. Приводнение… Швартовка… Ну, смех, да и только, все четверо – Пападок, Дракула, Каннибал и Энкантадор одеты в спортивные маечки и шортики с эмблемой университетского спортклуба. И спортивные рюкзачки – тоже с эмблемой. Ладно, театр – так театр. Сейчас мы посмотрим, кто из нас больший артист.
А. Розов "День Астарты"

Добавлено спустя 2 минуты 57 секунд:
далее:
Если смотреть на Вест-Моту с воды, со стороны внешнего северного рейда, то все выглядит совсем иначе. Видна только белая полоса прибоя и яркая шапка пушистой зелени над островком, да еще курсирующие туда-сюда спортивные проа и кайт-боты с парусами, украшенными фантастическими рисунками. Глядя на это с борта авианосца «Lexington», возвышающегося на 20 метров над водой, можно было представлять себя зрителем на балконе огромного морского театра под открытым небом. «Лексингтон» давно перешагнул столетний рубеж. Он был спущен на воду в 1925 в США, пережил собственную гибель в 1942 в битве за Коралловое море, был реконструирован уже в Меганезии, в качестве учебного океанского рейдера, и сейчас формально назывался «Heinlein Training Unit Lexx» (HTUL), а неформально - «Ктулху-Колледж».

Люси Хок-Карпини оказалась на борту этого эффектного морского монстра в виде довеска к доку Мак Лоу (другу и коллеге дока Джерри Винсмарта – распорядителя и фактического владельца «Лексингтона»). Вчера вечером, когда Праздник Бамбуковой Флейты перешел от танцевально-эротической фазы к сексуально-оргиастической (на которой Люси, в общем, нечего было делать), док Мак очень тактично пригласил ее составить ему кампанию, пообещав, что «будет интересно». В общем, действительно получилось интересно, но скоро голова начала пухнуть от обилия непривычной и не вполне понятной информации, так что Люси отправилась спать, выбрав для этой цели шезлонг, оставленный кем-то из студентов на открытом верхнем радарном мостике. Заснула она незаметно - звезды над головой имеют свойство баюкать - а проснулась, соответственно, рано утром. Приняв душ в бытовом модуле радарного поста, Люси спустилась на невообразимо-огромную летную палубу, и побродила между флайками самых разнообразных моделей, а когда это занятие ей надоело, устроилась у самого правого борта, опершись локтями на леер и созерцая игрушечный Вест-Моту, вокруг которого с рассвета развлекались кайт-серферы и винд-рейсеры…
- Скучаете, юная леди? – раздался негромкий баритон за спиной.
- Медитирую, - лаконично и сухо ответила она, не поворачивая головы.


------------------------------- Люси Хок-Карпини, 12,5 лет.
Что делает нормальный канак, видя у леера стоящую спиной к нему скучающую и одинокую девушку? Он ободряюще хлопает ее по заднице, а не задает ей дурацкие вопросы. Но для этого нужна задница, или хотя бы ее видимость. Если бы я надела, например, шорты, какая-то видимость возникла бы, а так - ребристая спина плавно переходит в костлявые ноги, и… С другой стороны, если бы он хлопнул меня по этой видимости, и я бы повернулась, то… Хэх… конечно, можно было бы надеть, скажем, топик, и тогда с другой стороны тоже была бы видимость чего-то такого… Ну, и что дальше? Смысл? Между прочим, не факт, что ради внимания этого субъекта стоит стараться и создавать какую-то там видимость… Тем более, он, кажется, вышел сюда покурить, а вопрос задал чисто для порядка. Мог бы просто сказать «aloha», чем тратить лишний воздух на выпендреж. «Юная леди, бла-бла-бла»… По ходу, после этой веселой ночи, большинство парней ни на что, кроме бла-бла-бла временно не способны. Биология установила лимит, чтобы они, сдуру, не затрахались до физического истощения…

А что это я дуюсь на весь мир? Между прочим, я вчера отлично провела время. Даже потанцевала. Понятно, что местные парни слегка подыгрывали – мол, девочка хочет казаться взрослой, почему бы не помочь – но видно же, что просто подыгрывают… А какого хрена я опять о грустном? Вот ведь, переходный возраст, грести его в жопу. На самом деле, я вчера посмотрела столько интересного, что глупо жаловаться. Взять, для начала, 3D-Online с «Диогеном-1». Не просто посмотреть, как там в этой космической бочке, а реально пообщаться с ребятами, которые там. Конечно, общались, в основном взрослые дяди и тети из «Клуба Тау-Кита», и еще какие-то военные с Капингамаранги, однако и мне удалось переброситься с экипажем парой словечек. А еще я немножко пошпионила, но результат пока в голове не уложился. Так, ошметки мыслей. Трэш… А еще я стрельнула сигарету у Рокки Митиата! Да, той самой, которая была vahine Иори Накамура, первого координатора правительства, а сейчас рулит любительским TV-каналом лунной регаты. Она, правда, сказала, что курить вредно, но это я и сама знаю. Обалденная тетка. Ей 40 с хвостиком и, вроде бы, лишнего веса верных 10 фунтов, но - вот ведь из человека прет sex-appeal! Просто как электростатика из генератора Ван-де-Граафа, который в школе по физике. Интересно, в моем возрасте, как она смотрелась в этом смысле? Тоже была костлявая и… Да что это меня опять понесло в эту сторону?!
-------------------------------------------------

Канак – среднего роста и по-военному подтянутый дядечка лет 50, креоло-маорийский метис, одетый только в снежно-белую набедренную повязку, стряхнул в океан столбик пепла со своей сигары и, как бы между прочим, сказал.
- У вас, юная леди, вполне эстетичное сложение, вы зря переживаете, честное слово.
- А кто вам сказал, что я переживаю? – огрызнулась Люси.
- Мимика мышц вашей спины и ног, - спокойно ответил он, - Мало кто знает, как эти части тела бывают выразительны…
- Вы что, психоаналитик? – перебила она.
- Нет, я экс-лейтенант биомедицинской службы Народного Флота и немного колдун. Тахуна. Меня зовут Рау Риано. Я с атолла Тероа, Ист-Кирибати.
- А я – Люси Хок-Карпини с Футуна-и-Алофи, Увеа-риджн. И, сен колдун, должна вам сказать, что на экстрасенса вы не тянете. Ваши идеи, на счет мимики – фигня полная.
- Если юная леди укажет на мои заблуждения, - сказал он, - то моя благодарность…
- Легко, - опять перебила она, - Вся эта мимика потому, что я собираюсь нырять, и мне надо выбрать правильную позицию. Это важно, вы знаете?
- Знаю. А вам не кажется, юная леди, что здесь несколько высоковато для …

Смысла договаривать не было, поскольку в этот момент Люси перескочила через леер, сильно оттолкнулась от края борта, и по крутой дуге полетела в океан вниз головой, выставив перед собой руки со сложенными ладонями. Она еще не успела коснуться воды, когда ее собеседник с места прыгнул вслед за ней, перемахнув через леер, уже в полете отбросив сигару и вытянув тело аккуратной стрелкой, почти что под прямым углом к приближающейся сине-зеленой, полупрозрачной поверхности…

Фок-марсовый матрос на служебном смотровом мостике присвистнул и повернулся к своему напарнику, оператору интегральной системы телеметрии.
- Чак, я не понял, сигналить «человек за бортом», или…
- Не парься, - перебил тот, - Это великий тахуна Рау. Он учит девчонку нырять… И, по ходу, уже научил. На квебрадо-фестивале в Акапулько она бы не смотрелась, но так…
- Да, неплохой прыжок, - согласился фок-марсовый, - Чак, а ты в колдовство веришь?
- В научном смысле, конечно, нет, - ответил оператор, - Но если, чисто для быта…

Палуба «Лексингтона», возвышающаяся над водой почти на 20 метров действительно оказалась несколько высоковата для любительского прыжка. От удара об воду, Люси почти выпала из реальности, и ее дальнейшие действия были чисто рефлекторными: всплыть к мерцающей далеко вверху зеленовато-серебристой поверхности, вдохнуть воздуха и лечь на спину, успокаивая бешено колотящееся сердце.

Пожилой канак всплыл следом за ней. Похоже, для него такой прыжок был в порядке вещей – вроде как холодный утренний душ, чтобы слегка взбодриться.
- Давно увлекаетесь квебрадо-спортом, юная леди? – вежливо спросил он.
- Уже больше минуты, - ответила она, - А вы-то зачем прыгнули?
- За компанию, - ответил он, - Вы прыгнули, они прыгнули, и я решил: чем я хуже?
- Они? – переспросила Люси.
- Они, - повторил тахуна и махнул рукой в сторону низко стоящего солнца.

Девушка посмотрела, и в начале не увидела там ничего, кроме волн, но потом из воды вдруг вылетели два изящных темно-серых тела. Они с легкостью взмыли на 5 метров в высоту, описали безукоризненные параболы и с небольшими всплесками нырнули под острым углом к поверхности.
- Дельфины! - вырвалось у нее. Каждый знает: встретить дельфинов - добрая примета.
- Ты прекрасна, как сама жизнь, - негромко сказал Рау Риано, - И океан ласкает твое молодое сильное тело. Ты стремительна на охоте и неутомима в любви, ты весела и насмешлива, ты умна и любопытна. Тебе нравится иногда чуть-чуть дразнить своего приятеля, который притворяется таким осмотрительным, будто ему сто лет…

Люси посмотрела на колдуна в полнейшем изумлении, лихорадочно соображая, что означает этот поток комплиментов, и как на это реагировать, а он продолжал:
- … Ты видишь двух существ, которых принято считать странными, а иногда даже опасными, но ты точно знаешь, что сейчас от них не исходит никакой угрозы. Ты не упустишь такой случай показаться своему приятелю смелой и легкомысленной. Как забавно он будет потом ворчать на тебя, но сейчас, конечно он – любящий, сильный, красивый, поплывет за тобой – чтобы защитить в случае опасности… Которой, тут, впрочем, нет. Это просто повод для увлекательной игры с твоим любимым...

Рау продолжал говорить, и Люси вдруг заметила, что дельфины приближаются. Их спинные плавники легко проскользили по поверхности несколько сотен метров, и исчезли, а затем – возникли совсем рядом, на расстоянии вытянутой руки.
- Красавица, - сказал колдун и провел рукой по блестящему от воды серому боку.
- Так не бывает! – заворожено прошептала Люси, - Это ведь дикие дельфины…
- Бывает, если умеешь с ними общаться, - возразил он, - Поиграй с парнем, пока я флиртую с его девушкой. Говори не задумываясь, не бойся, все получится.
- Поиграть? – переспросила она, глядя на «парня», дельфина не меньше двух метров длиной, и наверное, центнер весом, - Да, ты ведь хочешь поиграть? Тебе, наверное, нравится, когда тебе чешут бок? Примерно вот так…

Удивляясь собственной смелости, Люси протянула руку и самыми кончиками пальцев почесала дельфина между массивной головой и основанием грудного плавника. Он немного повернулся, явно показывая, где предпочтительнее чесать…
- Если я об этом расскажу, мне никто не поверит, - тихо сказала она.
- Покажешь видео, - ответил Рау, поглаживая пузо дельфинихе, специально для этого перевернувшейся на спину.
- Но откуда оно возьмется?
- Если мы еще немного поколдуем… - сказал он.

Фок-марсовый передал оператору телеметрии свой бинокль.
- Глянь, Чак. Что скажешь на счет колдовства?
- Охренеть! – потрясенно сказал тот через несколько секунд, - А как они это делают?
- Ну, они, типа, говорят специальное дельфинье слово, «oua-oua lipo», и готово.
- А может, просто прикормили? – недоверчиво предположил Чак.
- Дикого дельфина хоть месяц прикармливай. Жрать будет, а трогать себя не даст, - со знанием дела, возразил фок-марсовый, - Я же говорю: колдовство.
- Надо снять видео, - заключил Чак, и метнулся к пульту консолей выносных камер.

Дельфиньего интереса хватило минут на 10, а потом, звонко шлепнув по воде своими хвостами, они обдали двоих людей водопадом брызг и исчезли в глубине… Еще через пару минут их спинные плавники возникли над волнами где-то в четверти мили. Но осталось память от прикосновения к их коже и ощущение маленького чуда…
- Теперь к берегу? – нерешительно спросила Люси.
- Зачем? – удивился Рау, - Разве ты не хочешь еще немного поколдовать?
- О чем?
- Например, вот об этом линкоре, - колдун прицелился пальцем в небольшой лимонно-желтый тримаран, лежащий в дрейфе в четверти мили от них.
- Забавный… Но тут все забавные. Почему именно этот?
- А почему нет? Попробуй поговорить с его экипажем.
- Ну… - она задумалась, - Вы прикольные ребята. Вы можете, по приколу, переплыть океан на надувном матраце, под сомбреро вместо паруса, или пересечь Австралию на страусиной упряжке. Но сейчас у вас легкая апатия, и вы думаете: «Joder! Кто бы нас развлек?». Тут, вы видите хитовую картину: старый канакский черт и недокормленная пубертатная русалка, катаются на диких дельфинах. «Joder! – снова говорите вы, - это, наверное, то, что нам надо!». И тогда, вы быстренько… Ох, ни фига себе!

Последний возглас был связан с тем, что тримаран вдруг двинулся в их сторону.
- Ты сказала хорошее «lipo», оно сработало, - констатировал Рау.
- Но как?! Я же не колдунья!
- Откуда ты можешь знать, что ты не колдунья? Кстати, факты говорят обратное.
- Факты говорят то, для чего они сделаны, - возразила она.
- Браво! – колдун поднял руки над водой и несколько раз хлопнул в ладоши.
- Это не я придумала, - призналась Люси, - это моя мама.

В этот момент две обнаженные фигуры на тримаране (обе почти одинакового роста и почти одинакового светло-шоколадного цвета, но одна – мужская, а другая - женская) синхронно подняли сложенные рупорами руки и над морем раскатисто прозвучало:
- Док Рау!
- Как на счет абсента!?
- Мы угощаем!
- И подругу тоже!
- Друзья? – спросила Люси.
Тахуна кивнул и пространно пояснил:
- Если хочешь найти ребят, с которыми не соскучишься, то лети на атолл Рангироа в Отеваро, что на юго-востоке, и спроси, где живут Атли Бо и Олан Синчер. Городок маленький, там все всех знают. Или, если окажешься в Аватору-сити, что на севере, то зайди в офис SLAC (Sincher Light Air Cargo) - там тебе точно скажут, потому что Олан -это дочка Чимег Синчер, фундатора этой фирмы, а Атли Бо – один из лучших погонщиков небесных сарделек… В смысле- инженеров-операторов беспилотных грузовых дирижаблей. Впрочем, тебе повезло. Тебе не надо лететь и спрашивать.


------------------------------------- Люси Хок-Карпини, 12,4 года.
Атли внешне обычный парень, полу-ирландец, полу-утафоа. Рыжий, зеленоглазый, курносый, квадратненький. А вот Олан – это да! Папа у нее был афро, но он куда-то испарился. Бывает. А мама – монголка. Реально, из Монголии. Если на Олан и Атли смотреть сзади, то они почти одинаковые: Олан такая же квадратненькая. Спереди, понятно, разница. Сиськи у Олан не впечатляющие. Так, одно название. Зато бедра и плечи - монументальные. Казалось бы, должно получаться нескладно – но ни фига подобного! Красиво получается. Не по-книжному, а по-дикому, по-неандертальски. Наверное, из-за этого неандертальского дизайна, ее фишка - доисторическая бионика. Оказывается, бионике мало современных животных, с которых можно что-то слизать, и она переключилась на вымерших. Там за миллиард лет накопилось столько инженерных решений, что закачаешься… Короче, мы выпили по микро-дозе абсента (я – совсем капельку), и док Рау поплыл назад на «Лексингтон» (у него какие-то там научно-колдовские дела), а меня оставил у этих ребят, как колдунью, тахунахине. Я даже возразить не успела. И получилось, что отказываться неудобно. Вот, я влипла…
---------------------------------------------

Олан решительно объявила:
- Сейчас запалим спиртовку и будем жарить сосиски по рецепту Чингисхана.
- При Чингисхане были спиртовки и сосиски? – спросила Люси.
- Не было. Рецепт он придумал впрок. На всякий случай.
- А-а…
- Креативный дядька, - добавил Атли, - Кстати, маму Чингисхана тоже звали Олан.
- Меня тоже, а не ее тоже, - поправила Олан, - Я все-таки позже родилась.
- …А сосиски, это тотемное блюдо дирижаблистов, - продолжал Атли. (Он уже успел заскочить в рубку тримарана, и вернуться с гирляндой сосисок, висящей на шее, как ожерелье), - …Первыми дирижаблями были духи съеденных сосисок. Люси, как ты думаешь, возможна такая реинкарнация, или это просто красивая легенда?
- Возможна, если сосиски были куриные, - авторитетно ответила Люси, входя в роль тахунахине, - Курица избыла в колесе сансары дурную карму нелетающей птицы и вернулась в небо, как и положено по ее дхарме.

Олан остановилась со спиртовкой в руках, слегка приоткрыв рот от удивления.
- Круто! Атли, ты запомнил?
- Я записал, - ответил он, чирикая стилосом по экранчику коммуникатора.
- … Интересно, - продолжала Олан, - … что она скажет про нашего птеродактиля?
- Птеродактиля? – переспросила Люси.
- Сейчас, - сказал Атли и, перебросив гирлянду сосисок на шею Олан, исчез в рубке.

Через минуту он появился оттуда, держа в руках нечто, вроде очень приблизительной пластиковой модели огромной летучей мыши, с полутораметровыми крыльями. Он потыкал что-то на корпусе модели, затем, с видимым усилием, подбросил модель в воздух, и она полетела, мерно взмахивая крыльями.
- Ты какой режим поставил? – поинтересовалась Олан.
- Двойная косая восьмерка на полмили.
- Нормально. Как раз, чтобы все посмотреть.

Пластиковый птеродактиль, тем временам, удалялся с приличной скоростью, набирая высоту на длинном вираже, бывшем, как скоро выяснилось, элементом программного трека. Игрушка имитировала поведение какой-нибудь птицы-рыболова: проходила на высоте в сотню метров, как будто высматривала добычу, потом падала в пике и, почти коснувшись воды, снова взлетала вверх, чтобы зайти на следующий вираж. Когда это происходило на расстоянии больше сотни метров, могло показаться, что птеродактиль живой и действительно охотится. На малой дистанции, было видно, что его движения гораздо примитивнее, чем у птицы, и не такие плавные, но, вдруг птеродактилю так и положено? Он все-таки динозавр, существо доисторическое и не вполне изученное…

Когда игрушка вернулась и села на ют тримарана, будто нацелившись позавтракать сосисками, неосмотрительно разложенными на бумажном блюдце, Люси получила возможность рассмотреть устройство этой летающей штуки. Глубокий примитивизм! Крылья – гибкая тонкая пластина в форме сильно вытянутого ромба с заглаженными углами. Тело (оно же - киль) – просто узкий контейнер. Маленькая голова - дешевый «dragon-face», как для простейших радиоуправляемых авиа-моделей. Единственное необычное - это полупрозрачные ленты, приклеенные к крыльям и килю. Все вместе (оценила Люси) весило примерно как хорошо откормленная курица.
- Я не врубилась, на каком движке оно летает.
- Синтактин, - Атли, щелкнул ногтем по одной из лент, - искусственная мышца, как в мини-лебедке. 7 фунтов за десяток метровых полос в любой хоз-лавке. Их склеивают пакетом, в несколько десятков, чтобы было достаточное усилие, а тут много не надо.
- Это я затупила, - призналась Люси, - а какая тут батарея?
- Два аккумулятора для woki-toki. Этот птеродактиль потребляет не больше 20 ватт.
- Классно! А сколько денег?
- 32 фунта с мелочью, не считая работы. Это если все покупать по розничным ценам.
- Обалдеть, как гуманно. А это, чисто, игрушка, или для дела?
- Тут надо раскручивать тему с самого начала, - вмешалась Олан, поворачивая над спиртовкой проволочную рамку с насаженными сосисками.



- А что будет, если сделать вашего птеродактиля размером с маленький самолет?
- Будет отстойная флайка, - ответил Атли, - Медленная и не очень экономичная. Мы считали. Там все прозрачно. Даже нет смысла делать натурную модель и проверять.
- Хм… А если махать крыльями как-то иначе? Ведь у динозавров же получалось!
- Получалось. Но неясно как. Мы заразили этой темой полдюжины элаусестерцев.
- Если и они ничего не придумают, то жопа, - добавила Олан.
- По ходу, так, - согласилась Люси, - но маленького птеродактиля тоже можно юзать.
- Эти идеи мы тоже собираем, - ответил Атли, - Ну, типа отправлять птеродактиля с денежкой в клюве на рынок соседнего острова за фруктами, если они там дешевле. Может, ты, чего-нибудь наколдуешь. Ты ведь тахунахине.
- Э... А может, попросить тахуна Рау?
- Мы уже попросили, и он наколдовал тебя.
- Наколдовал меня?... Ну, если так, то я попробую. Только мне надо подумать. И мне, конечно, надо понимать, как она летает… В смысле, как ей управляют.
- Запросто, - отозвалась Олан, - я тебя научу сразу после пищеварительного отдыха.


-------------------------------- Люси Хок-Карпини. 12,4 года.
Хорошо, что папа научил меня рулить авиамоделями. А Ежик и Флер научили меня рулить ими по-взрослому. Для них это не только хобби, а еще и работа. У Ежика есть партнеры, фирма Герха Штаубе, на моту Рорети. Они рисуют новую флайку, а Ежик делает электромеханику. Он ворчит: нарисовали картинку, посчитали аэродинамику - типа, классно, а куда впихнуть рабочую начинку? Он лепит кретиноид этой флайки. Слово «кретиноид» он сам придумал. Потому, что он должен работать, но ни фига не работает. Механика у него кретиноидная. Надо переделывать… Короче, я умею юзать радио-модельки, которые управляются с woki-toki, и меня не смущает, если моделька кривая. Так что, через два часа птеродактиль с моим пилотажем уже летал. Не совсем, конечно, с моим, потому что есть еще контрольная прога-автопилот, но это - детали.

Дальше я стала колдовать – как показывал док Рау. В смысле – разговаривать с этим птеродактилем. Ты симпатичный и ни на что не похожий, - говорю я ему, - людям кажется, что ты ни на фиг не годишься. Это потому что они не видят, какой в тебе сильный aku. А я увижу, ведь ты мне его покажешь, ага? Тебе ведь хочется, чтобы я пришла в восторг от твоей немереной крутизны?... И надо же: у меня перед глазами начинает бежать цепочка картинок – в основном, из маминых видео-книжек (из тех, которые от меня не очень сильно прячут). Когда открываешь файл такой книжки, то немного страшно. Можно такое увидеть, что аппетит пропадет на сутки. Смотришь в тарелку, а это самое из книжки наплывает, и хочется не кушать, а совсем наоборот…

Флер прикалывается, что типа, я еще маленькая или очень впечатлительная. А что плохого, если я впечатлительная? Папа говорит, что это хорошо: впечатлительные – креативнее… Хэй, пластиковый птеродактиль! Вот ты какой, на самом деле! Ты так здорово притворялся игрушкой, что никому в голову не приходило, кто ты есть…
---------------------------------------------------------

Люси покрутила головой, чтобы стряхнуть наваждение. Олан тронула ее за плечо.
- Эй-эй, ты осторожнее с этим. А то застрянешь где-нибудь в параллельном мире.
- Все ОК, - Люси улыбнулась, - У колдунов нашей школы такая традиция: посещать только перпендикулярные миры.
- И что там, в перпендикулярном мире? – поинтересовался Атли.
- Там круто, бро!... Слушайте, мне надо срочно связаться с одним парнем, пока я не забыла что-нибудь важное.
- С коллегой-колдуном? – попробовала угадать Олан.
- Нет, - Люси снова крутанула головой, - с экспертом по оружию.

----------------------------------- Люси Хок-Карпини, 12.5 лет
До чего же прикольная штука – жизнь. Когда смотришь вперед – ни фига не ясно, что будет, а когда оглядываешься – наоборот, кажется, что все цепляется одно к другому, вроде звеньев цепочки. Вот я прыгнула с борта «Лексингтона» - и все покатилось. Док Рау, потом Атли и Олан с пластиковым птеродактилем. Мое дилетантское колдовство. Жутковатая практичность оружейного бизнеса, в котором у меня теперь образовалась доля, к которой прилагается тайна. Нехорошая тайна, с одной стороны, а с другой, это захватывает… А все началось 7 февраля, на Раро-Элаусестере, когда Атли, Олан и я баловались с игрушечным птеродактилем, и думали: для чего бы его приспособить.

Сначала я позвонила Рону и Пуме. Они долго расспрашивали, как и что, а потом как ляпнули на счет летающей мины… И готово. У меня контракт с Чимег Синчер, мамой Олан, главной теткой в «Sincher Light Air Cargo». Атли и Олан резко поверили в мою магию, и уговорили поколдовать еще, и придумать: как из маленького птеродактиля сделать большую флайку. А я позвонила папе, про древних птеродактилей. Самые большие птеродактили, оказывается, весили, как лошадка-пони. Говорят, что лошади летать не могут. Ага, щас! Еще как могут! Папа рассказал мне по видеофону во всех подробностях, как у них это получалось. Не у лошадей, конечно, а у птеродактилей.

Откуда папа все это знает? Может, когда-то хотел вывести летающего пони, а потом просто руки не дошли? Надо спросить как-нибудь… Короче, главный фокус больших птеродактилей был в том, что у них крыло было не только на передних лапах, а и на задних. Типа, как перепонка у белки-летяги. И махали они этой фигней попеременно: передние – задние, передние – задние. Получалась, как бы, волна. А на высоте они растопыривались и планировали. В общем, классные звери, жалко, что вымерли.

А Флер и Ежик, которые сидели вместе с папой за столом, как-то подозрительно вцепились в этого птеродактиля. Конечно, я это заметила, потом наползла на них. Рассказывайте, красавцы, что это вам так понадобился птеродактиль? Они сначала темнили, а потом раскололись, что есть реальная тема. И очень кстати, подвернулся Хаген. Профи дизайнер робото-моторики. Сначала казалось, что он нужен только как парень, программирующий роботов, чтобы монтировать эти машины из деталей. Но, когда мы вдевятером собрались на Арораэ, «за круглым столом», Хаген как-то сразу оказался главным. Он не суетился, а все с ходу раскладывал по полочкам…

А я классно придумала пристроиться за столом рядом с ним. Я сижу справа от него, а слева от него – Герхард Штаубе, лидер «Ratiair fare fabric», бывший министр военной авиации страны Шонао, которая в Африке. Про него отдельный разговор. Вообще-то, сейчас мне не до него. Я сейчас незаметно наблюдаю за Хагеном. Он рисует на листе бумаги что-то вроде плана-графика со стрелками и фигурками. Интересно, как у него получаются такие движения. Вот рука была неподвижна – а вот она переместилась и провела ровную-ровную окружность… Потом дугу… Потом нарисовала стрелку. Оп: снова замерла неподвижно. Кого-то, может быть, напрягает эта четкость, а меня – ни капли. Это ведь не что-то механическое, а живое, только необычное и непривычное.

Если представить себе тот бамбуковый пирс у fare Ежика на Олосенга, где они с Флер частенько занимаются сексом, и где я люблю лежать, листая какой-нибудь журнал, а иногда - просто глядя в небо. Допустим, что я лежу пузом кверху и смотрю в небо, а рядом - Хаген. Почему бы и нет? И допустим, что его рука движется… Так, сейчас я прикину, как ей лучше двигаться… Ага… Вот это было бы здорово. Я не очень четко представляю, что я бы стала дальше делать… Наверное, я бы смотрела дальше в небо, пока он бы мне что-нибудь не предложил… Или что-нибудь еще не сделал. В таких ситуациях у людей все само получается – по крайней мере, так говорят…

Ну, вот, блин… Только я размечталась, а тут прервали на самом интересном месте… Ладно, зато, кажется, намечается что-то прикольное. По ходу, покажут прототип…
----------------------------------------------------

Штаубе несильно хлопнул ладонями по столу и произнес:
- Я полагаю, что нашим уважаемым партнерам самое время посмотреть прототип машины. Прошу вас коллеги, пройти на мини-полигон.
- Чего ты так официально? – спросил Оскэ.
- Острый приступ еврокультуры, - с иронией ответил тот, - Увидел земляка и…
- Земляк – это Хаген? – поинтересовалась Флер.

Штаубе чуть заметно улыбнулся и утвердительно кивнул.
- Моя мама наполовину германка, дед родом из Баварии, - сообщил Хаген, - Про папу знаю только, что он был красным бомбером, а откуда он родом – мама не говорила.
- А я из Франкфурта, что в Гессене, - сказал Штаубе, - Это соседняя земля с Баварией.
- Гессен это там, где придумали яблочное вино? – спросила Люси.
- Откуда ты знаешь? – удивился тот.
- Папины друзья в Коста-Виола-Нова наливали. Говорят, по гессенскому рецепту.
- Коста-Виола-Нова это где?
- На Хендерсон-Питкерне, три с половиной тысячи миль на east-south-east отсюда.
- Надо же! Я и не думал, что его кто-то делает в Океании. Познакомишь?
- Легко. Хоть прямо сейчас, по интернет.
- Мы с тобой договорились, - Штаубе церемонно пожал ей руку, - Только давай мы отложим это на несколько часов, а сейчас займемся делом.



------------------------------------- Хаген Клейн, 24 года.
Жаль, что я не умею говорить торжественные речи. Сейчас это было бы очень кстати. Такая трогательная встреча трансэкваториально-африканской, ново-калабрийской и малайско-новозеландской мафии… Слезы умиления на глазах. Что характерно - все ужасно честные. Все завязали с темным прошлым и, рука об руку, пошли в светлое, извиняюсь, будущее. Вообще-то, направление правильное: не фиг свинячить в своем доме. Нам здесь жить. Мир большой – других мест много. Там и повоевать можно, и пограбить. А что? Все равно там повоюют и пограбят - так уж лучше мы, чем какие-нибудь засранцы. Банда у нас собралась – что надо, и банд-кэп достойный.

Штаубе – это имя, это - брэнд. Смешно смотреть на имбецилов в ООН и ЕС, которые думают, что отрезали Штаубе от Европы и прочего западного мира. Конечно, если он прилетит в Нью-Йорк, в Париж или в свой родной Франкфурт, то ему завернут ласты прямо на трапе. Только зачем ему туда лететь? Как вчера по секрету сказал мне дядя Няонг (не последний человек в малайском андеграунде), есть во Франкфурте лавочка: «Протестантское интернациональное братство германцев». Хер его знает, кто такие интернациональные германцы и против чего они протестанты, но лавочка считается религиозной – типа, христианские корни Европы. Добрые германские бизнесмены в конвульсиях альтруизма жертвуют туда N миллионов через новозеландский «Erebus Innovation Bank». Банк козырный, штаб-квартира – на острове Росса в одноименном антарктическом море на 77-й широте (попробуй-ка проверь, чем там занимаются). И, когда эти N миллионов (за вычетом комиссионных) всплывут в Центральной Новой Гвинее, то хрен докажешь, что это те самые деньги. А там сейчас самое продвинутое производство дешевой пиратской техники. И никаких налогов. Отстегивай местным военным властям долю за прикрытие – и работай на здоровье. Главное, потом дома, в Германии громко возмущаться: дикие папуасы, наученные злыми меганезийцами, хитростью и обманом лишили нас - прибыли, а наше родное государство – налогов…

Казалось бы: при чем тут Штаубе, эксперт-пилот ICAO, экс-министр ВВС маленькой страны Шонао в Африке, военный преступник по Гаагской конвенции, технический директор семейной фирмы «Retiair Fare Fabric»? Вот это, ребята, самое интересное!

Герхард Штаубе, одинаково «свой парень» для европейских авиа-консорциумов, для меганезийских бизнесменов и для авторитетных полевых командиров непризнанных стран, оказался идеальным посредником. Европейские и американские консорциумы начали заплывать в нашу экономическую гавань еще лет двадцать назад, прячась от суперналогов и прочего государственного рэкета своей родины, но посредничество Штаубе придало этому делу комфорт, так любимый западными предпринимателями.

Когда в Транс-Экваториальной Африке готовится очередная заваруха по переделу территорий, Штаубе узнает об этом одним из первых от своего бывшего босса Чоро Ндунти, генерал-президента непризнанной страны Шонао. Штаубе покинул пост министра в этой стране, но остался неофициальным военным консультантом и, как оказывается, не только консультантом… Генерал Ндунти и его партнеры по Транс-Экваториальной Лиге – это бравые ребята. Они не остановятся, пока им есть, куда наступать. По ходу, меня не колышет, для нападения на кого из стран-соседей Лиги Ндунти заказывает эти десантные флаеры, но интересно: сумею я угадать, или нет.

На севере Центральное Конго. Туда они уже ходили, откусили кусок и переваривают. Скорее всего, отпадает. На западе Ангола с берегом Атлантики. Это заманчиво для Альянса, не имеющего выхода к океанам, но захапать всю Анголу, где имеется какая-никакая армия? Нет, это им не по зубам. На юге Самбая – полуразложившаяся и уже частично растащенная по кускам. Можно хапнуть еще кусочек и выйти к великой реке Замбези, которая впадает в Индийский океан, но судоходна лишь в нижнем течении, в Мозамбике, на юго-востоке. На востоке – Танзания (она для них слишком велика) и Малави, которую легко можно проглотить. Там красивое озеро Ниаса, но какой в нем экономический смысл? Стоит ли ради него затевать войну? Вопрос…

Нет, надо рассуждать от цели. Транс-экваториальные африканские лидеры - это не Чингисхан, они воюют не для тупого расширения территории, а для захвата полезных ископаемых и торгово-транспортных путей. Первого они нахватали выше крыши, а с вторым у них проблема: выход к союзникам – Мадагаскару, Меганезии и Папуа есть только по воздуху над землями не очень дружественных соседей. Логично было бы воевать за выход в Индийский океан, где к тому же, прямой путь к Индии и Китаю…

Допустим, цель я определил правильно. Теперь идем от технического средства – от летающего транспорта, который делается для этой войны. Я уже час кручу на экране монтажный 3D-проект этого флаера, и убеждаю авторов заменить некоторые узлы на более технологичные, а некоторые узлы – убрать вообще. Чтобы успеть нарисовать программу сборки, мне необходимо сократить до минимума количество и сложность роботизируемых операций. По мере обсуждений, я понимаю, какие характеристики флаера существенны для его военного применения. От него не требуется ни высокая скорость, ни особая маневренность. Важна лишь простота управления, надежность и способность использовать для вертикального взлета и посадки любую площадку или любой просвет открытой воды. Видимо, будет заброска малых групп рейнджеров на разрозненные точки в труднодоступной местности. Джунгли, горы или болота... . .

Пока я напрягаю фантазию, пытаясь угадать хитрый план операции, мои последние поправки в дизайн флаера, со скрипом, принимаются. Можно начинать рисовать программу для робота-фиттера. Вернее, нужно начинать. Времени-то в обрез…






Люси часто задышала и негромко вскрикнула во сне. Оскэ хмыкнул и предположил:
- Перегрелась?
- Похоже, - сказала Флер и довольно ощутимо шлепнула сестру ладонью по попе. Та вздрогнула, перевернулась на бок, открыла глаза, потом приняла сидячее положение, помотала головой и сфокусировала взгляд на окружающей реальности.
- Кошмары? – спросил Оскэ.
- Нет. Или не совсем. Типа, немножко кошмар с эротическим уклоном.
Флер удивленно подняла брови.
- Ну, ты и завернула. Это в каком смысле?
- Э… В общем, сюр какой-то.
- Интимное, или расскажешь?
- Нет, не интимное. Я же говорю: сюр.
- Излагай, пока не забыла, - посоветовал Оскэ.

Люси энергично потерла ладонями лоб, чтобы сосредоточиться, и начала:
- Короче, плаваем мы в море с горбатым китом. Болтаем о всякой чепухе.
- С китом? – переспросила Флер.
- Ага. Во сне он, по ходу, говорящий. Ну, слово за слово, и он, типа, кладет мне свой плавник на грудь, потом гладит вниз и начинает ненавязчиво массировать клитор.
- Кит? – снова переспросила Флер.
- Ну, во сне же, - напомнила Люси, - Так вот, все классно, но у него эрекция. По ходу, надо что-то делать, и меня это начинает беспокоить.
- А как у этого кита с размерами? - деловито поинтересовался Оскэ.
- Пропорционально. Это и беспокоит. Я говорю: прикинь, у меня это первый раз, и с твоим дивайсом могут быть проблемы. А он, типа, расстроился: что ж ты заранее не предупредила? Где я теперь посреди моря себе другой куплю?
- У берега, он бы, конечно, нашел, где купить другой хер, - прокомментировал Оскэ.
- Блин, Ежик, это же во сне… Ну вот, я тоже расстроилась, и говорю ему: ОК, давай попробуем с этим, только очень осторожно.
- Я так и знала, что тебя потянет на подвиги, - заметила Флер, - и как? Влез?
- Ага, щас! Ты меня разбудила в самый ответственный момент.

Оскэ щелкнул пальцами в воздухе.
- По ходу, своевременно. А то вдруг была бы секс-травма.
- Во сне? - Люси скептически хмыкнула.
- Если во сне можно кончить, - вмешалась Флер, - то можно и получить секс-травму.
- Ни фига. Если во сне упасть с крыши, то ведь не разбиваешь башку.
- Я имела в виду психическую сексо-травму.
- Вот и я о том же, - поддержал Оскэ, - Ты, Люси, в следующем сне лучше клейся к дельфину. У него нормальные габариты хера. Одна знакомая девчонка в колледже рассказывала, что пробовала make-love с дельфином, и это примерно, как с парнем.

Флер почесала себе спину между лопатками и объявила:
- Тут есть три варианта. Или это был такой странный дельфин. Или у нее были такие странные парни, или, что скорее всего, она просто парила всем мозги на счет этого.
- Ты, Флер, такой крупный дельфинолог?
- Ну, знаешь, я видела дельфиний секс, так что…
- В деталях? – перебила Люси.
- Ну, я не присматривалась. В тот момент меня это не интересовало…
- Вот! – сказал Оскэ, - А говоришь, как будто наблюдала процесс в упор.
- Ладно, - сказала она, - Потом найдем в сети видео, и посмотрим кто прав.
- Разумно, - согласился он, - заодно, может, какую новую позу увидим.
- Только у нас! Поза дельфин! Камасутра отдыхает! - продекламировала Флер, тоном рекламного агента, и повернулась к Люси, - Я не знаю, своевременно ли это, но, если такое дело… Может, найти тебе парня, а? Типа, для первого опыта.

Люси улыбнулась и пожала плечами.
- Вообще-то я уже сама нашла. Вот только разберусь, своевременно ли это.
- Хаген? – уточнил Оскэ.
- Ага.
- Ну… - задумчиво произнесла Флер, - не знаю, надо ли начинать с такой экзотики.
- А то, ты начинала с Простого-Хорошего-Парня-С-Опытом, - съехидничала Люси.
- Вообще-то, – вмешался Оскэ, - Если взять Уфти и Хагена, то Уфти экзотичнее.
- В смысле секса, Уфти просто хороший парень, - возразила Флер, - а вот Хаген…
- Ну, ты супер! – перебил он, - И по дельфинам спец, и по Хагену. Может, он в этом смысле тоже просто хороший парень, а?

Флер мягко погладила его по плечу.
- Ежик, любая женщина почувствует, что Хаген - странный в этом смысле. Так уж мы, женщины, устроены, понимаешь?
- Она права, - негромко сказала Люси, - Он действительно странный, но… Короче, так получилось, что этим он мне и нравится. Наверное, я влюбилась, или типа того.
- Аргумент, - буркнул Оскэ, - Алло, эксперт-дельфиносексолог, что будем делать?
- Не подкалывай, Ежик, - возмутилась Флер, - Тут, ситуация…
- По ходу, первая любовь в моем возрасте, это нормально, – перебила Люси, - Ежик, а Ежик, тебе, как мужчине, виднее: а я ему нравлюсь, как женщина?

Оскэ взъерошил свою фирменную пурпурную стрижку и вытащил из пачки сигарету.
- Ни фига себе, ты поставила вопрос… Ты понимаешь, в твоем переходном возрасте…
- Я тебя не про свой возраст спросила.
- Дай мне договорить. Так вот, в твоем как бы, переходном возрасте, как бы женщина выглядит, как бы, не совсем, как женщина, и поэтому…
- Ежик, не будь говном, ладно? Не надо про ножки-палочки и про дюймовые сиськи.
- …Не перебивай, ОК? Дай договорить.

Люси вздохнула, замолчала и улеглась на живот, подперев ладонями подбородок.
- Так… - задумчиво протянул Оскэ, - А про что я начал?
- Про то, как выглядят женщины, - напомнила Флер.
- Точно! Женщины выглядят, как женщины…
- Какая глубокая мысль!
- Слушай, Флер, если и ты будешь меня перебивать, то я вообще потеряю мысль.
- ОК, я тоже молчу, - сказала она, и улеглась рядом с младшей сестрой, точно так же подперев ладонями подбородок.
- О! – торжественно произнес он, - Я вспомнил главное! Понимаешь, Люси фишка не только в формах. Про формы не беспокойся. У тебя за последнее время задние лапки натренировались, попа стала стереометрической и даже сиськи визуализировались…

Люси слегка толкнула сестру в бок.
- Когда вы с Ежиком познакомились, он тебе говорил такие же комплименты?
- Нет, - Флер погладила Оскэ по колену, - Он мне читал эротичекие хокку.
- Повезло тебе…
- Что вы опять перебиваете? – возмутился он, - Я только-только подошел к главному.
- Молчим-молчим, - хихикнув, сказала Флер.
- Так вот, - продолжил Оскэ, - Женщина, как бы, неявно предполагает, что все особи мужского пола видят в ней эталон сексуальности. И это у нее выражено в движениях.
- Круто, - сказала Люси, - А с чего бы ей так предполагать?
- А просто ей так хочется, и все. Даже если она страшная, как атомный гриб…
- Спасибо, ты тоже очень красив.
- Я не про тебя, я в принципе. Тут дело не во внешности, а во внутреннем убеждении.
- Ага. И откуда оно у меня появится?
- Изнутри, понятное дело. Киту же ты понравилась в сексуальном смысле.
- Так то во сне.
- Ну, и что? Вот, буддисты верят, что вся жизнь – это сон, и никто пока не опроверг.
- Yo-o! – выдохнула Флер, - Ежик, ты здорово придумал! Я от тебя балдею!

Оскэ улыбнулся до ушей и постучал себя кулаками в грудь, подражая жестикуляции самца гориллы, завлекающего самку для спаривания. Флер одним легким и гибким движением вскочила на ноги, предварительно шлепнув Люси по попе.
- Пошли, мелкая, посекретничаем. Я тебе кое-что объясню. А Ежик, может быть, пока присобачит к раме стойку с движком и крепления баллонов. Правда, Ежик?
- Ну, ни фига себе! А кто меня будет развлекать? Я уже молчу про помогать…
- Мы тебе поставим забойную музыку. И вообще: кто у нас великий инженер?
- Ни одно доброе дело не остается безнаказанным, - проворчал он, с демонстративной неохотой вставая и надевая защитный фартук, - Вот такая дхарма в этой сансаре.






Маленькая сиреневая моторка, с нарисованной на борту улыбающейся мидией, была похожая на двухместную люльку карусели в Луна-парке. Она медленно отползла от причала, развернулась на пятачке, а потом мгновенно разогналась, поднимаясь над волнами на коротких подводных крыльях, и рванула на юг, к берегу Ротума…
А. Розов "День Астарты"
Эволюция, верни людям хвост!
Kote
Автор темы
Сообщения: 15
Зарегистрирован: 14.01.2015

Сообщение #2 Kote » 15.01.2015, 18:49



-------------------------------------- Хаген Клейн, 24 года.
Руни оказалась смелой девушкой. Утром, прежде, чем исчезнуть в тумане, она даже попила со мной какао и, со здоровым аппетитом, слопала яичницу, сделанную мной по специальному секретному рецепту (с сыром и ломтиками кальмаров). Про туман – это эпическая аллегория. Погода ясная, без осадков, ветер умеренный, давление 760 мм, температура 26 С, самочувствие нормальное, настроение – меланхоличное, местами херовое. Эфаик, тахуна клана Атоаэ ротумских утафоа, которые живут на Хауануи, островке через стометровый пролив к северу от моего Хауаити, говорит, что на меня наговорено tapulipo, особое злостное колдунство, отбивающее друзей и женщин. Если представлять ситуацию в его модели мира, то так оно и есть. Замените колдунство на проф-специфику, и получится объяснение в обыкновенной постмодерновой модели.

Почему это так действует на людей – это вопрос академический, т.е. ни хрена еще не изученный. Когда я в 14 лет выбрал в колледже группу дизайна робото-моторики, нас предупреждали: могут быть социо-коммуникативные проблемы. Это уже тогда было известно. Но я, конечно, не поверил – подумал, что ерунда. На 3-м курсе я уже начал понимать, что это не совсем ерунда, но подвернулось «братство», а через 3 года нас нахватили, и мне вклеили робото-саперную каторгу на Хауаити. Проблема этой самой коммуникативности временно отошла на задний план, а потом было поздно. Если бы, допустим, я даже сменил работу, навыки бы все равно остались. В общем – te Paoro. Судьба. Я сижу на краю крыши, болтаю ногами в воздухе, курю сигарету и смотрю на сиреневую моторку, которая уходит на юг, в сторону виднеющегося в полумиле яхт- харбора городка Оинафа. Кстати – милый городок, и люди симпатичные. Женщины, в частности. Если общаться с человеком меньше часа, он ничего такого не замечает. В следующие четыре часа у него начинает нарастать беспокойство, а через сутки, он понимает, что ему дискомфортно находиться рядом со мной. И он (или она) исчезает.

Теоретически, могло быть гораздо хуже – если бы люди реагировали сразу. А так, я твердо знаю: у меня есть 5 часов на полноценное общение с человеком. За это время можно все успеть, а дальше - te Paoro. Если я общаюсь с кем-то меньше 2 часов, то кумулятивный эффект не проявляется. При новой встрече у человека не всплывает остаточное беспокойство от прошлого раза. Так что, в баре, в дансинге, в харборе и в офисе ротумского филиала партнерства «DiproX», в Мотуса-таун (куда я захожу раз в неделю), у меня репутация слегка эксцентричного, но довольно приятного парня.

На утафоа из клана Атоаэ (вернувшихся на Хауануэ, когда я разминировал островки и длинную песчаную косу Онехаупу, мое «проф-обаяние» почему-то не действует, или вернее, оно действует очень слабо. С этими утафоа как-то сразу сложились соседские отношения. Формально, мы с тахуна Эфаиком - товарищи по одной из трех его vahine. Иногда Плао заглядывает на какао и секс. Реже – задерживается до утра и оставляет какой-нибудь амулет типа ложки, чашки, или бамбуковой подставки для котелка. По мнению Плао, рано или поздно один из амулетов сработает, и нейтрализует tapulipo, которое ко мне, как бы, приклеилось, пока я тут долбался с минными полями. За что я люблю «нативных» утафоа, так это за их особый оптимизм: рано или поздно, так или иначе, в этой жизни или не в этой, любая проблема или будет решена, или исчезнет.

Кстати, вот, семейка Эфиака как раз ставит сети, чтобы тралить вдоль косы Онехаупу. Участвуют: сам тахуна, две его жены, один его товарищ по жене, два старших сына и старшая дочь. Два мелких киндера и одна жена (которая сейчас на 8-м месяце), сидят дома. Рыбы на Онехаупу много, об этом мне сообщил Эфиак при первом знакомстве: «Хорошо, - сказал он, - что тебя посадили. Такое рыбное место пропадало, а теперь ты уберешь мины, и здесь снова можно будет жить и ловить рыбу». Простой парень этот Эфиак, хотя и колдун. Что подумал – то и сказал. А может, и не простой. Может, он проверял, как я отреагирую. Моя реакция показалась ему правильной, и теперь меня считают за своего. Версия… Кстати, не составить ли этим ребятам кампанию в порядке смены рода деятельности (иногда я с ними рыбачу, за справедливую долю в улове). Я уже собираюсь реализовать эту идею, но тут звонит мобайл.
-----------------------------------------------------

Хаген взял с чайного столика трубку.
- Aloha, это Клейн.
- Iaora, Хаген! Это Люси с Футуна-и-Алофи. Ты там сильно занят?
- Нет, а что?
- Ну, просто, как на счет того, чтобы, съездить еще раз послушать китов?
- Aita pe-a, - сказал он, - прилетайте, съездим.
- А можно сегодня?
- Легко. Правда, у меня есть сегодня работа, но это все равно дома, так что не влияет.
- Договорились, - сказала она.
- Если не найдете меня дома, то я рыбачу с утафоа у косы, напротив восточной бухты.
- Ага, понятно. До встречи.
- До встречи.

Покрутив трубку в руке, Хаген пихнул ее в браслет, браслет застегнул над бицепсом, надел шорты и пластиковые сандалии (полезная вещь для хождения по мелководью, достаточно богатому колючей донной фауной), и спустившись по восточному склону Хауаити, с ходу, нырнул. До косы напрямую было всего полтораста метров, и рыбаки находились сейчас как раз недалеко от места максимального сближения. Разумеется, Хагена заметили почти сразу и приветственно замахали над головой руками, а через 5 минут обнялись, перебросились несколькими фразами, и быстро перераспределились, чтобы новому участнику тоже нашлось место. Веселое дело тралить на низкой воде…



-------------------------------------- Люси Хок-Карпини, 12,5 лет.
От Футуна до Ротума идти 300 миль на вест-норд-вест. Большой Фиджи остается в полутораста милях слева, а Тувалу - в двухстах милях справа. Короче: вокруг пустой океан, всю дорогу. С Футуна я вылетела на «Медузе» полтора часа назад, скорость примерно 70 узлов. Я старательно не думаю о том, что будет, если я промахнуь мимо маленького острова Ротума, потому что дальше на этом курсе нет ничего, до самой Микронезии (до которой, разумеется, моих аккумуляторов не хватит - они всего на 8 часов полета). Вообще – обалдеть можно… Полет! Всего в метре над волнами, но не касаясь воды. Типа, я - авиатор. Когда Флер и Ежик забросили меня домой вместе с «Медузой», папа сначала чуть не поотрывал нам головы. Потом прокатился сам, и примерно час думал, а потом разрешил мне кататься на этом недалеко от берега. Ну, разумеется, пока он был дома, я так и делала. Кстати, управлять этой штукой так же просто, как обычной надувной моторкой. Ну, почти так же. Я за день научилась.

Дальше – мамы нет (она, типа, все еще на Новой Британии, инспектирует), а у папы случилась конференция ассоциации агроинженеров, и он полетел на 5 дней на Увеа. Считается, что я осталась дома, учиться, ага. Тичеру Лапси я позвонила сразу после папиного отлета – типа, у меня креатив, я на этой неделе позанимаюсь рефератом, а потом, как-чего, догоню. Он согласился: я нормально учусь, а креатив одобряется…

Опять старательно не думаю о том, что будет, если я промахнусь. Это невозможно. Позиционер в мобайле работает, я себя вижу на карте с точностью до метра. Более сложное упражнение – не думать, что будет, если накроется движок. Тогда придется звонить копам, копы доставят меня домой и проведут с папой беседу про… Так! Не думать об этом. Такие вентиляторы-моноблоки не ломаются, если только по ним не врезать молотком, или чем-нибудь таким – например, птица попадет в лопасти. Так. Птицы не наблюдаются. Ничего не наблюдается. Одинаково пустой океан в любую сторону. Пара самолетиков пролетела – высоко, и меня не касается. И дирижабли.

Почти полчаса меня развлекали эти огромные сардельки, ползущие по небу. От них исходило какое-то ощущение надежности. Потом – еще самолетик, и все. Пустота…
Жутковато одной в пустом океане, посреди маршрута. Вот с обычной флайки всегда видно какие-нибудь кораблики, а с «Медузы» мал обзор. И еще - укачивает. Летишь вплотную над длинными волнами, и «Медуза» повторяет их форму. Вверх – вниз. И горизонт тоже качается перед глазами: вверх – вниз. Так и заснуть можно. На всякий случай, я сильно ущипнула себя за бедро. Кстати – больно. Может, и синяк будет.

Заранее представляю себе ситуацию. Я дошла до Ротума, точнее, до Хауаити. Одна. Сюрприз, сен Хаген. А на бедре у меня вот такой синяк. К моему экстерьеру только синяка не хватает для полного… М-да... Но, по-любому, думать про Хагена гораздо приятнее, чем про всякую херню, которая может… Точнее не может… Случиться по дороге. Типа, я дошла до Хауаити, объехала, вписалась в западную бухту, и говорю: «Aloha, Хаген! Правда, я классный пилот?». А он… Что он скажет?

Упс… Патрульный «Пингвин». Если прихватят – все, жопа. Копы, папа, беседа про… Хотя, за что меня прихватывать? Я иду, никого не трогаю, бедствие не терплю, а под шлемом и штормовкой мой возраст фиг разглядишь. О! Покатили мимо. Флаг в руки. Ловите пиратов и придурков, а у меня – эротическое приключение, которое полиции не касается… А, океан ни разу не пустой, как оказалось. Патрули на страже, такие дела. Сразу как-то спокойнее. Ну, океан … Так что же, все-таки, скажет Хаген?

В мыслях всякая херня. Типа: он звонит Флер или Ежику и… Ой, тогда мне точно отвинтят голову, ведь было сказано: игры с «Медузой» только в виду берега. Типа, другое: Он сажает меня в свою сикораку, через час выгружает на Футуна, и говорит: «Девочка, никогда больше так не делай, это рискованно». И улетает. Или вообще аут: звонит копам и говорит: «Тут у подростка башню снесло, вы бы…». Все. Жопа. Нет, копам Хаген, конечно, звонить не будет, а вот Флер или Ежику – запросто.

Нет! Все! Надо думать о хорошем. Тем более, ходу осталось меньше ста миль. Час с хвостиком. Вот, например, он говорит: «Ух, ни фига себе! Ты пролетела 300 миль на такой хреновине?». А я ему: «Хаген, дело в том, что…». А что? Непонятно. ОК, буду следовать инструкции из маминой книги. Есть легенда. На этом и стоим. Я прилетела послушать песни китов. Ну, каприз. Дурацкий? Да, а что? И, типа, ему нечем крыть. Начало придумано, а правильная завязка разговора – половина успеха. Так сказано в маминых книжках, а их сочинили люди, которые этих разговоров провели столько…

Еще полчаса я прокручиваю разговор дальше, так и сяк… А потом я вижу птиц! Yo! Теперь я врубилась, как радовались древние моряки увидев много птиц в небе. Они понимали, к чему это, и орали во все горло «Пиздец! Земля!». Или что-то типа того.
-----------------------------------------------------



Из улова Хаген взял только трех крупных груперов и одного морского угря – тоже приличных размеров. Утафоа (особенно - женщины) хихикали, догадываясь, что ему банально лень потрошить рыбу. На самом деле, не то, чтобы лень, просто некоторая брезгливость к изобилию мелких отходов. А так – несколько взмахов ножа - и все. Лишние детали стремительно растаскиваются чайками, а целевой продукт пихается в холодильную камеру. «Как это готовить, пусть решают гости, точнее - девчонки. Они, кажется, хозяйственные, - подумал он, - Может, получится что-нибудь вкусное».

Старательно отмывшись от рыбьей биологии, Хаген выбрался на заросшую зеленью крышу и, листая свежераспечатанный номер «Wild Life», незаметно задремал, точнее заснул, причем так крепко, что не слышал слабое стрекотание пропеллера «Медузы», въехавшей в его маленькую акваторию и причалившей к пирсу.

Люси, тем временем, немного пришла в себя, освободилась от шлема, штормовки и надувного спасжилета, размяла слегка отсиженные ноги, еще раз прокрутила в мозгу легенду и, сложив ладони рупором, крикнула:
- Хаген! Ха-ген! Ты тут или как?
- Я? – пробормотал он, просыпаясь и принимая сидячее положение, - …Как бы, тут.
- Ха-ген!
- Я тут! – крикнул он, и подошел к краю крыши, - Люси, а где ребята?
- Ну, типа, я одна!
- Шутка оценена! Зачет! – Хаген сбежал вниз по внешнему трапу форта и подошел к пирсу, - А серьезно? Где все?
- Приколись, - устало ответила Люси, - Я прилетела одна, на этой штуке.

Несколько секунд он переводил взгляд с нее на «Медузу» и обратно. Потом спросил:
- Что-то стряслось?
- Нет, - она пожала плечами, - Просто прилетела. Ну, киты, все такое…
- 300 миль, вот на этом?
- Ну, да. А что такого? Погода сегодня на маршруте тихая, океан спокойный.
- Ты с кем-нибудь советовалась, прежде, чем устроить такой экстрим?
- Сам же понимаешь, что нет, - ответила она.
Хаген почесал в затылке и покрутил головой из стороны в сторону.
- Дела… Ладно, пошли пить какао и разбираться.

Люси проследовала за ним на кухню и, глядя на его предельно-четкие, экономичные движения, негромко сказала:
- Давай, знаешь, как? Я позвоню Флер, и скажу, что, типа, уболтала тебя прилететь за мной на Футуна, и прокатить к китам. Что здесь такого?
- Она попросит меня к трубке, - заметил он.
- Ну, и что? – спросила она.
- Просто, думаю, - ответил Хаген, - Во-первых, зачем я это сделал. Во-вторых, почему заранее не поговорил с твоей сестрой. В третьих... Как ты планировала возвращаться?
- Ну, я могу так же. Только аккумулятор подзаряжу, на всякий случай.
- Не дури мне голову, ОК? Есть два варианта: или за тобой прилетят ребята, или тебя отвезу я. В любом случае, вопрос: что делать с твоим транспортным средством?
- «Медуза» если сдуть баллоны и сложить раму, поместится в твой багажник.
- Так… Значит, получается, я тебя привез вместе с «Медузой».
- Ну, да. Типа, покататься здесь, - подсказала она.
- Вообще-то я бы не поверил в эти сказки.
- Нормально! – возразила она, вынимая мобайл, - Знаешь, как я умею грузить?...

Пока Хаген стоял спиной к ней, манипулируя пачкой какао, котелком и ложкой, она щелкнула вызов и, в темпе пулеметной очереди, отбарабанила заготовленную речь. К моменту, когда он, освободив руки, повернулся, Люси уже протягивала трубку ему.
- Поговори с Флер, ОК?
- Ладно, - он, со вздохом, взял трубку, - привет Флер… Да… По-моему, она селедку уболтает играть на гитаре… Aita pe-a. Я не сильно занят... А куда? На Футуна или на Олосенга?… ОК, договорились … Aloha, hoa-hoa (Он положил трубку на стол).
- Видишь, все получилось! – воскликнула Люси, пихая свой мобайл в карман.
- Вижу. Ты рыбу готовить умеешь?
- Я все готовить умею. А что?
- В холодильнике, - сказал он, - А я пока поработаю. Потом питаемся и едем к китам.

Добавлено 15.01.2015, 18:33:
-------------------------------------- Люси Хок-Карпини, 12,5 лет.
Что меня дернуло колдовать на манер тахуна Рау? Все-таки, горбатые киты - это не дельфины. Они тоже игривые, тоже прыгают под настроение, но размер... Обычно смотришь на них издалека, и не задумываешься, какие они большие, но когда меня потянуло на колдовство… Короче, я уболтала Хагена подойти к ним на «Зодиаке» на веслах на сто метров и начала с ними флэйм. Типа, какие они очаровашки, и как им, наверное, хочется поиграть. Пару раз я пробовала подражать гудящим вздохам и скрипящим трелям. Хаген хихикал - по ходу, вид у меня был дурацкий… Потом мое колдунство вдруг сработало, и один кит (не очень большой по их понятиям: голова примерно как наш 4-метровый «Зодиак-классик», а от носа до хвоста - метров 12) подплыл почти вплотную. До этого момента мне хотелось поиграть с китом, как с дельфином, но теперь… Он оказался СЛИШКОМ БОЛЬШОЙ, и самое главное, я не успела ему объяснить, что он великоват для игры с нами. Его грудной плавник-ласт размером с крыло авиетки, возник над надувным бортом лодки, на нас полились небольшие водопады, а потом Хаген крикнул: «Хвост!!!». Да, это был, конечно, он. Огромная такая нежно-коричневая бабочка на ножке. Хвост помахал нам, а потом шлепнул по воде. Наш «Зодиак» подпрыгнул, а киту, видимо, показалось, что нам нравится, и мы этим прыжком приглашаем его играть еще. Он боднул лодку своей огромной головой в правый борт. Я почувствовала: взлетаю, успела только сказать «блядь!», и плюхнулась в воду, а перевернувшаяся лодка наподдала мне по жопе – хорошо, что надувная, а не жесткая. Мы с Хагеном одновременно вынырнули, а кит решил сменить жанр и прыгнул. Когда очаровашка весом 20 тонн, вылетает из воды полностью, всем телом – это красиво. Только хрен вы это оцените, если плаваете в нескольких метрах рядом. Бабах! Ниагарский водопад отдыхает. Мы отфыркиваемся. Довольный собой кит повернулся на бок и машет нам грудным плавником. Типа: «А, правда же, я классный!». Правда-правда! Только плыл бы ты уже куда-нибудь…
-----------------------------------------------------------

Длинный грудной плавник оглушительно шлепнул по воде и исчез, а на его месте появился гораздо более короткий спинной. Разрезая воду, как рубка субмарины, он покатился в сторону остальной китовой кампании, которая продолжала трубить и скрипеть, жизнерадостно кувыркаясь в ходе какой-то игры вроде пятнашек.
- Больше не приманивай его! – крикнул Хаген.
- Я не буду, - сказала Люси, - Честное слово, я не знала, что так выйдет.
- Не знала… Кто тебя научил этому безобразию?
- Один канак на Элаусестере.
- Понятно… Не зря у меня недоверие к комми. Эти научат.
- Он не комми, он там приезжий, - возразила она.
- Да? Мало им своей дури. Еще приезжают всякие…. Давай переворачивать лодку.
- Давай, - согласилась Люси, - А как?
- На виндсерфе ходила? – спросил Хаген.
- Пробовала.
- А отрывать парус от воды, если завалилась на бок - пробовала?
- Ну, да, как же без этого.
- Ну, сейчас будет аналогичный случай.
Дав это обещание, Хаген нырнул на полминуты, а когда появился на поверхности - в руках у него был средний кусок шнура, оба конца которого уходили под воду.
- Это я вытравил обвязку, которая по борту, - пояснил он, - Ты подплывай к лодке с другого борта и лови. А потом будем тянуть.
- Она слишком тяжелая, - с сомнением сказала Люси.
- Раскачаем, и получится, - ответил он.

Вылезти на мокрый надувной борт перевернутого «Зодиака» и выпрямиться, держа в руках веревку, идущую от другого борта – это не очень сложно (особенно, если число попыток не ограничивается). Синхронно раскачаться, изо всей силы дергая веревку на себя, и при этом не шлепнуться в воду – сложнее. Но и здесь тоже число попыток не ограничено. Очередной рывок увенчался успехом. Дальний борт оторвался от воды и пошел вверх - лодка стала поворачиваться вокруг своей осевой линии. Люси и Хаген упали в воду, не отпуская веревки, и дно лодки шлепнулось на них сверху.
- Блеск! – воскликнула Люси, вынырнув через несколько секунд.
- Нормально, - согласился Хаген, - Лезь первая, я за тобой.
Он, вежливым толчком под задницу, помог ей перевалиться через борт в лодку, затем переполз туда сам и, задумчиво похлопав себя по карманам мокрых шортов, сообщил:
- Кажется, до дома мне не светит покурить.
- Это трагедия? – весело спросила Люси.
- Это катастрофа, - проворчал он, включая движок.
- Хаген, а давай я буду рулить?
- Ну, давай. Посмотрим, какой ты моряк.

Первые четверть часа они молчали. Слышалось только слабое гудение движка и плеск рассекаемой воды. Хаген улегся на дно лодки и смотрел на облака, прикрыв ладонью глаза от солнца, заходящего по правому борту в направлении кормы. Люси увлеченно капитанила, стараясь ни чуточки не отклониться от точного курса на Хауаити. Потом, когда справа стал отчетливо виден северный Берег Ротума, она спросила:
- Хаген, а давай я у тебя зависну до завтра? Тебе же лень сегодня куда-то лететь, ага?
- Звони Флер, - лаконично ответил он.



Ядовито-зеленая клешня на экране деловито подобрала десяток разбросанных в беспорядке усеченных конусов и аккуратно приклеила их к боковой стенке.
- Fertig! – буркнул Хаген, и энергично потянулся – …Vollscheissen!
- Как-чего, я кофе сварила, - крикула Люси с кухни.
- А у меня был кофе? – удивился он.
- Ага. Я порылась в том снарядном ящике, который у тебя вместо буфета. Там много всякой фигни. Сгущенка, кофе, презервативы, средство от насекомых, безмоторные бритвы, таблетки от поноса и от простуды, шоколад, куриная тушенка, батарейки…
- Слушай, - сказал он, глянув на часы, - Уже почти полночь. Ты бы ложилась спать.
- А ты? – спросила она.
- Та-ак… - протянул Хаген, - Надо бы кое-что уточнить.
- Ты приходи пить кофе, - сказала она, - Заодно уточним, если хочешь.

Он выключил комп, поднялся из кресла, покрутил головой и вышел на кухню.
- Кофе – это хорошо, но в то же время…
- Ты сядь за стол и попробуй, - перебила она.
- ОК… - он сел на табуретку и сделал глоток из кружки, - … Подтверждаю. Хорошо. Теперь так… (он сделал еще глоток) … есть понятие: разумная осмотрительность.
- Я не Карлссон, - снова перебила она, - с крыши на твой хер прыгать не буду.
- Лексикон у тебя, однако… - проворчал он, закуривая сигарету.

Люси пожала плечами.
- Гарнизонное детство. Я попала в дурную компанию еще до рождения. Тебя это так сильно напрягает? В смысле, твое эстетическое чувство?
- Не выделывайся, - спокойно посоветовал Хаген, - В этом нет стиля.
- Ты говоришь, как мой папа, - заметила Люси, - И вообще, не сползай с темы.
- Считай, по теме я уже все сказал.
- Все сказал? Ну, я просто не поняла. Я думала, будет длинная нотация…
- Нотация есть в школьном учебнике. Раньше это проходили в пятом классе.
- Сейчас тоже, - проинформировала она, - Так что, ты не беспокойся.
- Я и не беспокоюсь, - он снова отхлебнул из кружки, - Отличный кофе.
- Я рада. А какие у нас планы на завтра?
- На завтра? Я еще не думал. Хочешь, покажу тебе Хафлиуа, расколотый остров. Там вертикальная трещина, а в середине застрял огромный кусок скалы. То ли мост, то ли морские ворота. Под ним можно пройти на лодке. Вообще, тут есть, где побродить.
- Мне уже нравится! – сказала Люси, - Кстати, ты видишь: твоя девиация на меня не действует, потому что, кто знает, тот не боится. А подсознание – это отстой. Ясно?
- Si, commandante! – ответил он, по-армейски приложив ладонь к голове над ухом.
- Не выделывайся, в этом нет стиля, - передразнила она.



13.03.24. Хафлиуа, западнее Ротума.

Маленький островок Хафлиуа, расположенный в 4 милях к западу от берега Ротума, издали похож на лежащую на боку огромную скульптуру осы, выгнувшейся для атаки. Роль перемычки в ее теле (осиной талии) играет застрявший в падении, на полпути к поверхности воды кубический обломок скалы. Со стороны воображаемого жала, где островок изгибается, образуя открытую бухту, есть причал и маленькое кафе. Хагена, разумеется, тут знали. Едва сикорака пришвартовалась, бармен крикнул из-за стойки:
- Ia orana, Хаг! Это и есть та девчонка, с которой вы вчера наехали на кита?
- Мы не наехали! – возмутилась Люси, выскакивая на причал, - Мы просто играли.
- Вы играли с китом? – недоверчиво спросил бармен.
- Что тебя удивляет, Таркэ? – спросил Хаген, - Люси - tahuna, ей заколдовать кита не сложнее, чем тебе поджарить две яичницы с беконом и сыром. Я понятно намекнул?

Бармен расхохотался, от избытка чувств хлопая себя по бедрам, а потом поставил на стойку стеклянную сковородку и, приступая к стряпне, поинтересовался:
- А если по-честному, что там было с этим китом? Ребята с плафера говорят: лодка взлетела метра на два, вверх тормашками. Думали, вам allez.
- Китовый серфинг, - ответила Люси, устраиваясь за столиком, - Типа, спорт такой.
- Ты гонишь, гло, - с сомнением, произнес Таркэ.
- Темный ты парень, - ответил ему Хаген, - Наверное, и ундину первый раз видишь.
- Чего-чего?
- Тебе незачет по географии, бро, - нагло добавила Люси.
- Ты сиськи еще не отрастила, учить меня географии, - возмутился бармен.
- У этнической ундины, - авторитетно сказал Хаген, - Сиськи всегда маленькие.
- И рост у нас небольшой, как у андаманцев, - поддержала Люси его игру.
- А-а… - сконфуженно протянул бармен, - То-то мне показалось, что тебе лет 13.
- Вообще-то, лет до сорока мы подрастаем, но медленно, - сказала она.
- Вот оно как, - удивился бармен, ставя сковородку в микровэйв, - А я видел в одном фильме, что у ундин растет рыбий хвост вместо ног.
- Сказки Голливуда, - лаконично ответил Хаген, - Миссионеры, дегенераты, видели традиционный танец ундин, а там такая юбочка. Отсюда и поехало.
- Как про папуасов сочиняли, что у них бамбуковый хер полметра, - вставила Люси.
- Миссионеров надо душить, - охотно согласился Таркэ, - но про серфинг вы гоните.
Хаген пожал плечами.
- Нет серфинга без сбоев. Наш кит сначала нормально катил лодку, а потом дернулся.
Люси, чтобы внести полную ясность в вопрос о китовом спорте, пояснила:
- Прикинь, бро, в простом серфинге, с волной иногда бывает такая же фигня.
- Так то с волной, - сказал бармен и восхищенно добавил, - Ну, вы реальные вандалы.



------------------------------------- Люси Хок-Карпини, 12,5 лет.
Прикольно устроена жизнь. Для всех Хаген – экзотика, а для меня, как бы, наоборот, самый понятный парень на свете. Можно говорить ему, все что придет в голову, и не будет проблем со всякими обидами. Можно упасть к нему на лежбище, свернуться калачиком у него под боком, и сказать: «я тут просто посплю, ага?». И все понятно, и никаких вопросов, и никакого: «что дальше?». Он один раз сказал мне про разумную осмотрительность - и все. Типа, думай сама. Мне это нравится. Если его о чем-нибудь спрашиваешь, то он или отвечает, или нет. Никаких фишек типа: «а с какой целью ты этим интересуешься?». Спросил человек – значит, ему интересно, вот с какой целью!

Это, как бы, introduction, для объяснения, почему я с ним заговорила про Тлалок, про запутки с мамой, и про войну... Короче, про всю эту непонятную хрень. Ну, а если по порядку, то утром мы проснулись ленивые, и решили позавтракать прямо на Хафлиуа. Типа, за четверть часа пути с голода не умрем, а там - кафе. А бармена мы напарили зачетно! Теперь я - этническая ундина, происходящая из северо-восточной Атлантики. Оказывается, там, в Копенгаген-харборе, есть бронзовая ундина на берегу, похожая на меня, и с ногами у нее все ОК. Хаген показал ее бармену через интернет, чтобы тот не распространял антинаучных историй про рыбий хвост. Между прочим, мама родом из северо-восточной Атлантики, так что легенда с железной базой, не подкопаешься.

Это, как бы, ход моей мысли – почему я заговорила с Хагеном про маму. Не в кафе, разумеется (там лишние уши), а потом, когда мы уже пошли гулять по Хафлиуа. На верхушке островка надежнее: все просматривается, и видно, где люди, а где - нет.






---------------------------------- Хаген Клейн, 24 года.
Когда Ину, vahine Тану, родила мир, ее старшие дети - Мауи и Пеле - не знали, как его держать, и спросили совет у своей сестры – Паоро. Она сделала что-то вроде проекта: Liporoa-te-moana. Разумеется, там записано далеко не все, но если что-то записано, то никуда не денешься. У меня там что-то такое про секс. Сплошные шутки, смешные для всех, кроме меня. Первый опыт на каникулах после седьмого класса. Бойкая девчонка-резервистка, лет 25, на рафтике, намотала на винт водоросли. Конечно, я ей помог, она что-то спросила, я что-то ответил, девчонка взяла инициативу в свои руки… И не только инициативу… И не только в руки… Скоро мы оказались в миссионерской позе (рафтик надувной, маленький, на нем сложно разместиться вдвоем, но лежать не жестко). И, в самый неподходящий момент, два хрена на катере на подводных крыльях, идут мимо, видят, что у нас ответственное дело, и решают свернуть – чтобы не отвлекать. Но при развороте, их корыто дает такую волну, что рафтик (уже сильно раскачанный нашими упражнениями) переворачивается и у девчонки срабатывает «капканный рефлекс». К счастью, она сразу сообразила что делать, и говорит: «Так, короче: я расслабляюсь, ты вставляешь мне в жопу палец и двигаешь от себя, в смысле, назад». Со второй попытки операция получается, и мы висим в воде уже расцепленные. Тут подкатывают эти два хрена на катере, с дистанции метров десять, один кричит: «У вас что, заклинило?», и, получив утвердительный ответ (без уточнения, что проблема уже решена), еще громче кричит лично мне: «Хэй, бро, быстрее, пихай своей девчонке палец в жопу!!!».

Если кто составляет список казусов при сексуальном дебюте у мальчиков – дарю этот пример. Наверное, такое редко встречается, но знать полезно. А если кто составляет список для взрослых мужчин – то дарю еще пример. Года три назад мне, по дешевке досталось мощное электропневматическое ружье «Sharkill». Длина - всего полметра, а калибр – как у зенитки. В соответствие с названием, оно для охоты на акул. Будь эта штука у того янки из фильма «Челюсти» - пропала бы интрига. Оторвало бы той акуле полголовы первым же выстрелом… Вещь! Только я успел испытать ружье у себя на северной стороне, как нарисовалась Плио со старшим киндером (ему тогда было лет восемь). Мы попили какао, а потом, ему – рыбалка, а нам – секс. Где у меня хранятся спиннинги, парнишка, разумеется, знает… Какой дебил придумал сделать «Sharkill» в таком дизайне и еще лилового цвета? На вид получается игрушка. И вот, когда у нас с Плио общение на лежбище на крыше в самом разгаре, вдруг возникает мелкий с этой пушкой в руках. «Дядя Хаген, а зачем такой прикольный фонарик?...». Ну, интересно ребенку, что тут странного? Ясно, что если он нажмет кнопочку, то мне и Плио - allez. Фарш грубого помола. И я очень-очень тихо говорю: «Ну, ты молодец, что принес эту штуку, мы как раз хотели крикнуть, чтобы ты ее нам принес…». Он протягивает мне пушку, я ее беру, сажусь на лежбище и выпадаю в аут. Плио целует мальчишку в нос, говорит «Ну, иди, гуляй», и спрашивает у меня: «Хаг, а зачем нам для секса фонарик? Типа, еще светло, все видно». Я говорю: «Ну, типа это я затупил», и запираю пушку в железный шкаф в углу, где карабин, патроны и нитрогиколевые шашки… А в сексе пришлось сделать технологический перерыв на час. Потом, правда, нормально…

У меня еще много таких историй, одна лучше другой. Эти две - так, для примера. И никогда заранее не знаешь, какая получится фигня. Вот и сейчас. Если бы девчонке просто взбрело в голову стартовать в смысле секса, то это нормально. Ее организму виднее, когда и с кем это надо делать, и моя роль была бы обычной для взрослого мужчины в такой ситуации: оставить ей много хороших воспоминаний на будущее. Никаких проблем – тем более, при моей проф-специфике, техническая сторона дела выполняется ровно так, как надо. Но только, Люси настроена не на парня-функцию «эксперименто-примо». Она пробует играть взрослую женщину, которая решила…

Она года на четыре моложе того возраста, в котором девушки обычно начинают такие игры, но иногда у нее получается очень убедительно. Бармен Таркэ на Расщепленном Острове - не дурак, и людей повидал много, но он поверил в «этническую ундину» и общался с Люси, как будто ей лет двадцать, и она держала образ «взрослой ундины» (хотя, по заметной опытному глазу моторике лица и рук было видно: ей это не легко). Игры с Таркэ отняли у нее море нервных ресурсов: час после выхода из бара она вела себя, как обычная девчонка-подросток, а потом… Этот более, чем взрослый разговор относительно Тлалока. Хотя, если в ее семье такие темы обычны… Я в 5 лет знал, как отличить копа от хомбре и сивила от форса, хотя и не представлял себе социальные функции любого из четверых, да и словосочетание «социальные функции» было мне, разумеется, незнакомо. Дети, обычно, играют в то, чем живут окружающие взрослые.

Если отвлечься от некоторой недорослости, Люси – исключительно симпатичная и интересная девчонка (по крайней мере, на мой личный вкус). Будь ей года на три больше… иначе говоря, через три года так и будет, и зачем сейчас делать из этого проблемы? Значит, проблемы не делаю, а наоборот: решаю их по мере появления.
-----------------------------------------------------

Люси часто задышала, ее тело напряглось так, как будто она намеревалась встать на гимнастический мостик, а потом – длинный выдох, почти вскрик. Полный релакс.
- Уф… Уф-уф... Это было здорово! Даже лучше чем с китом.
- С кем, с кем? – удивленно переспросил Хаген, медленно убирая ладонь из нижнего сектора ее живота.
- Ну, был у меня такой сон… Короче, там кит своим ластом сделал что-то похожее… Отдаленно похожее. С тобой конечно, лучше! И еще, с китом меня Флер разбудила совершенно не вовремя. Мы только-только собрались перейти к… Ну, к тому, что в книжках называется «коитус», и тут она шлепнула меня по заднице. Такой облом.
- Сочувствую, - сказал он, - когда в такой момент обламывают, это обидно.
- Ну, а я о чем? Давай сейчас я не буду просыпаться… ну, ты понимаешь?
- Не надо беспокоиться, – сказал он, мягко поглаживая ладонями ее живот и маленькие груди… - Я не во сне, честное слово. Я настоящий, материально-биологический. Даже если тебя сейчас шлепнуть по попе, я никуда не исчезну.
- У-ау, - пропищала она, лениво и длинно потягиваясь всем телом, - Кто тебя знает? А вдруг ты моя эротическая фантазия, прикинь?
- Очень реалистичная, - уточнил он.
- Классно! – сказала Люси, переворачиваясь на живот, - А тогда погладь мне спинку, реалистичная эротическая фантазия… Выше, там где лопатки… Ага! А потом можно ниже и не останавливайся… Да… Я как раз об этом подумала…
- Если тебе покажется, - начал он, - что что-то не так, то ты сразу…
- Взвизгну, как резанная, - перебила Люси, - Давай, лучше ты сам почувствуешь, ОК?



Закат солнца – как будто огромный оранжевый шар медленно, как шарик мангового мороженного, тает в океане, и с его нижнего края течет мерцающий густой поток…
- Ты тоже подумала про мороженое, - сказал Хаген.
- Ты заметил, как я облизнула губы? – спросила Люси.
- Да. Очень характерное движение.
- Значит, не я тоже, а ты тоже, - поправила она, - Ты подумал про мороженое, когда я облизнула губы, значит – позже меня. Логично?
- Получается, так, - согласился он.

Они лежали рядом на квадратном надувном рафте, вытащенном в море. С него было интереснее наблюдать закат. Солнечная дорожка оказывалась так близко, что до нее можно было дотронуться рукой.
- Смешные существа люди, - сообщила Люси, - За столько тысяч лет не сообразили придумать слова для таких моментов, как сейчас. Мне столько всего хочется сказать, гигабайты бродят в голове, а нет ни одного подходящего слова. Свинство, ага?
- Утафоа в таких случаях поют, - заметил он, - Ну, не совсем поют, а….
- Я знаю, - перебила она, - Только у меня не получится. Буду пищать, как хомяк.

Хаген погладил ей спину и добавил:
- Киты тоже в таких случаях поют.
- Ага, вот так… - Люси изобразила гудяще-скрипящую серенаду горбатого кита.
- Нет, скорее так, - ответил он, и тоже попытался прогудеть, а затем скрипнуть.
- Классно! – решила она, - Это будут те самые слова, я так решила. Теперь осталось только придумать, как их записывать, и можно сочинять стихи!
- Я никогда не пробовал сочинять стихи, - предупредил Хаген.
- Ну, и правильно. Нечего было пробовать, пока мы не придумали эти слова!
- Придумали киты, - уточнил он, - А мы, как бы, заимствовали.
- Не важно… - она хлопнула ладошкой по воде, - Надо еще послушать китов. Может, прокатимся завтра утром, а? Послушаем, и запишем на диск.
- Прокатимся, - согласился он, - Только давай в этот раз без колдовства, ОК?

Добавлено 15.01.2015, 18:36:
---------------------------------------- Люси Карпини-Хок, 12.6 лет
Бывают в жизни такие полосы, когда прет. А все началось с хорошего настроения у предков. Вообще-то оно пошло на плюс 16-го, когда после взрыва Тлалока, «бочка» первый раз нормально вышла на связь. Но потом еще три дня мама ходила немного обалдевшая, и все время бегала смотреть новости по TV - мало ли что… Папа тогда сказал: «это эффект сброса напряжения», и присматривал за мамой, как будто она маленькая. Даже спать укладывал. Только что с ложечки не кормил. А 20-го стало понятно, что все ОК, и тут ее пробило. Вернее, их обоих пробило… Пару дней мы наблюдали это, а потом собрались на Малый Семейный Совет (Флер с Ежиком и я с Хагеном). Подумали и решили, что папе с мамой сейчас никто тут на фиг не нужен, потому что у них fall-in-love. Лучше, будет, если мы смоемся из дома недели на две. Кстати, мы сняли с африканской войны хороший табаш. Надо гульнуть? Надо!

Сказано – сделано. Флер все равно надо писать диплом, и они с Ежиком полетели на Каролины, на Понпеи, где Нан-Мадол, а мне, в общем, никуда было не надо, но я договорилась в школе, чтобы две недели учиться дистанционно. После реферата про Тлалок, мне легко пошли навстречу. Удачно получилось. И мы полетели с Хагеном обкатывать нашу новую растопырку – клон боевого рэптора. Кстати, дешевый, как и положено растопырке, а у Хагена еще discount на четверть, потому, что это он делал программу для сборки. Сначала мы полетали в окрестностях, а потом метнулись на Никаупара, на hauoli: Хабба, Нитро, Зиппо и Скиппи вернулись с войны в Замбези.

И надо было так подфартить, что мы сразу словили Фрэдди и Жанну! Вернее, это я словила, точно по маминому учебнику «Практическая психология вербовки». Мама говорит, что нехорошо этим пользоваться в нормальной человеческой жизни. Мама, конечно, права, но где есть та нормальная человеческая жизнь? Разве что, в кино для самых маленьких. В натуре, жизнь не нормальная, а реальная, а это немного другое. Кроме того, я не для чего-то плохого использовала мамину книжку, а просто, чтобы вписаться на Муруроа, где будущий марсианский полигон. Фрэдди и Жанне от этого никакого вреда, кроме пользы. Они денег на перелете сэкономили. Польза? Польза!

Так мы с Хагеном оказались в евро-космическом центре «Mariner Caravella». Сейчас, правда, тут просто бывшая высокотехнологичная коммерческая каторга партнерства «Playa Artificial». Ее, вместе с арендой территории и акватории, у них выкупило ESA (европейское агентство по космосу). А еще раньше здесь был французский атомный полигон. Взорвали почти двести бомб. Теперь тут такие креветки-полиплоиды, что больше похожи на лангустов. Мутанты, но вкусные… Это, кстати, важно. А вообще, каторга (в смысле, полигон Каравелла), похож на военный городок гектара четыре площадью. Он занимает восточный угол атолла Муруроа. От него идут две дороги на запад: по северному барьеру - к ВПП аэродрома, по южному - к маленькому порту на внутреннем рейде. Дальше оба барьера пересекаются мелкими протоками, так что на западной половине атолла уже другая жизнь. Там тусовка баджао – морских бродяг.

Теперь объясняю, почему важно про креветок. После того, как суб-лейтенант Зидано (классный парень, между прочим) накормил нас сэндвичами с какао, мы двинулись знакомиться с международной научно-экспертной группой. Где должна находиться научная группа после легкого завтрака? Там, где лучше всего ловятся креветки! По южному барьеру дорога идет на запад шесть миль, мимо маленького порта и короткой резервной ВПП, а последние три мили просто так. Полвека назад, французские форсы хотели освоить и западную половину атолла тоже, поэтому построили узкую бетонную дамбу через несколько проток на южном барьере, соединив восточный остров с цепочкой из десятка мелких моту. Потом плюнули, и дамба оборвалась на полпути с востока на запад. Один из последних моту в цепочке – загогулина с маленькой суб-лагуной метров двести в поперечнике. Глубина здесь маленькая, вода просвечивается, до дна, водоросли растут со страшной скоростью, а креветки-мутанты жрут их, набирают вес и плодятся.

Про это специальное креветочное место знали двое наших, оказавшиеся в научно-экспертной группе: Рокки Митиата и Квинт Аптус. Их fare на Таити, 500 миль к норд-норд-вест от Муруроа, так что, почти здешние, тем более Квинт – фанат рыбалки на Туамоту. Ематуа Тетиэво, с Нукуфетау говорит, что и сам бы нашел это место, но как теперь проверишь, если они уже показали? Короче: наших экспертов в группе трое, а французов – четверо. Во-первых, Анри-Жак Марне, вице-директор ESA. Он немного старше Квинта (которому полтинник) и порядком моложе Ематуа (которому уже за шестьдесят). Но, по сравнению с ними он выглядит бледным и замученным, Правда, говорят, что он крупный ученый. Это в Европе такая дурная традиция: ученому там полагается быть таким полудохлым. Типа, вся сила ушла в мозг. Бред, короче. Второй француз - Гастон Дюги моложе Марне лет на 10, но тоже бледный и слишком тощий. Наверное, он следит за физической формой, но не часто, поэтому у него неправильное пузо. Мама говорит: пузо у мужчины должно быть большое и упругое, чтобы… Вот. У папы такое пузо, и у Квинта, и у Ематуа. А у Гастона Дюги просто складочка, пузо - не пузо. Недоразумение, короче. Уж лучше вообще без пуза, как Хаген... Или как третий француз - Клод Филибер. Он выглядит, как футболист, хотя примерно ровесник Дюги. Фокус в том, что Филибер - негр, а неграм по европейской традиции разрешается быть физически крепкими, даже если они ученые. Почему такая традиция – фиг знает.

Четвертый номер французской команды - Доминика Лескамп, инженер - астронавт. Симпатичная девчонка, чем-то похожая на Лару Крофт, только не помню из которой серии. Вот кто действительно в форме! Доминика выглядит ровесницей Жанны, хотя реально на семь лет старше (ей 35). Она была в единственном европейском экипаже, летавшем на Луну. Хотя, мне непонятно: зачем они туда отправляли пилотируемый корабль? Наверное, просто доказать: Ага! Мы тоже можем, не хуже, чем янки! По-любому, Доминика (или кратко: Доми, как она представилась), это единственный в команде человек, ступавший на другую планету (астрономически, Луна, как бы, не планета, а естественный спутник, но в техническом смысле это без разницы).

Мы подкатили туда на трицикле. Тоже мне, космический полигон, разъездные тачки самые дешевые: тонгайские «Jirafa», два места сзади, одно впереди. Хаген рулил, а я устроилась на коленках у дока Фрэдди, по-взрослому спросив у Жанны разрешения поюзать ее мужчину. Она посмеялась и разрешила, потому что я на 20 фунтов легче. Вообще-то можно было взять два трицикла, но так прикольнее. Остальная команда приехала к креветочной загогулине на трех таких тачках, примерно на час раньше. Правда, до креветок-мутантов они еще не добрались, потому что тормозили: сначала искали удобное место для солнцезащитного тента, потом этот тент ставили, а потом зацепились языками… Но мы с Хагеном не такие тормозные, ага!
----------------------------------------



Доминика Лескамп проследила взглядом разбег Хагена и Люси от трицикла до воды, завершившийся двойным всплеском, и осторожно произнесла:
- Мне кажется, что эта девочка примерно ровесница моей дочери.
- А сколько лет вашей дочери? – поинтересовался Фрэдди.
- Тринадцать с половиной.
- Тогда, - сказал он, - Вы почти угадали. Люси, с ее слов, чуть меньше тринадцати.
- Но она назвала этого молодого человека «vaakane te u», - заметила француженка, - в разговорнике написано, что по-меганезийски это значит: «мой муж».
- А разговорник составлен в Европе? – поинтересовался Ематуа Тетиэво, ненадолго отвлекшись от своего занятия (он вместе с Квинтом Аптусом, устанавливал рядом с тентом небольшую солнечную батарею и портативный водо-конденсатор).
- Да, в Сорбонне. Я купила самый полный из франко-меганезийских разговорников.
- Я сожалею мэм, но вы зря потратили деньги, - констатировал он.
- Не зря, - возразила Рокки Митиата, - Это хороший разговорник. Но, если речь идет о сложных бытовых терминах, то надо пользоваться гипертекстовыми ссылками.
- Но это ведь не сложный термин, - возразила француженка.
- Это вам только кажется, сеньора, - ответил Аптус, втыкая пару штекеров в слоты на только что собранной установке.

Негромко загудел вентилятор, начав прокачивать воздух через улитку воронки водо-конденсатора.
- А почему вы просто не взяли с собой канистру воды? – поинтересовалась Жанна.
- Потому, - сказал Квинт, - что Гастон, в смысле, сен Дюги проявил интерес к ряду устройств жизнеобеспечения. Мы с Ематуа решили показать это на практике.
- Я еще раз прошу извинить, что создал вам затруднения… - начал Дюги.
- Aita pe-a, - перебил Ематуа, - Лично я все время что-нибудь делаю, параллельно с разговором. Привычка такая. Квинт, по-моему, тоже.
- Да, - подтвердил тот, - Или что-то делаю, или что-нибудь жую. Но, поскольку эти симпатичные молодые люди… (он кивнул в сторону Хагена и Люси, очередной раз нырнувших за креветками) … еще не доставили компании подходящих объектов для жевания, остается только заниматься бытовой техникой.

Из носика воронки упали на песок первые капли воды. Гастон Дюги заинтересованно хмыкнул и ногой подвинул под воронку пластиковое ведро.
- Я предлагал взять с собой сэндвичи, - заметил Анри-Жак Марне.
- Да ну их, - Рокки махнула рукой, - На плэнере лучше питаться экосистемой.
- Ну, ты завернула… - оценил Аптус.
- Послушайте! – воскликнула Доминика, глядя на экран своего карманного лингво-транслятора, - Я не понимаю, что тут написано.
- Проверьте регистр, мэм, - посоветовал Ематуа, - а то была ситуация: я нажал не ту кнопку на такой штуке, и она стала переводить с хинди не на лифра, а на исландский. Минут пять я смотрел на это, как идиот, пока мне не подсказали.
- Нет, тут по-французски, но я не понимаю…
- Я могла бы попробовать помочь, - предложила ей Жанна.
- Если вам не трудно… - Доминика протянула ей транслятор.

>>>>>>>>>>>>>
Vaakane te (u, au, oe, tou, ana, rou) – (мой, наш, твой, ваш, ее, их) муж (*).
<<<<<<<<<<<<<
(*) Муж, мужчина в семье, хозяйстве, деловом партнерстве и пр.
Apukane – в групповом конкубинате (punalua), с общим бизнесом.
Faakane – в бытовом конкубинате с общим (долевым) домовладением.
Hoakane – в смысле boyfriend, без существенной экономической связи.
Hurukane –в конкубинате, устроенном для профессионального удобства.
Tavinikane – наемный домработник в конкубинате с нанимательницей.
Tutakane – то же, что Hoakane, при наличии биологически-общих детей.
Vaakane - то же, что Faakane, но при раздельном домовладении.
Vinikane - наниматель в конкубинате с наемной домработницей.
>>>>>>>>>>>>>

Жанна прочла и недоуменно пожала плечами.
- Мне кажется, Доми, что здесь не описаны какие-то необычные отношения между людьми. Все это бывает не только в Меганезии, но и в Канаде, и во Франции…
- Да, бывает, но почему они переводят это с меганезийского, как «муж»?
- А как это переводить?
- Ну… - француженка задумалась, - … Например, как сожитель.
- ОК, - Жанна кивнула, - а как тогда перевести: «это мой муж» на меганезийский?
- Минутку, – вмешался Гастон Дюги, - В моем разговорнике, хотя он и обычный, туристический, был однозначный перевод этой фразы на меганезийский лифра.
- Весьма интересно, - сказала Рокки, – и как же…?
- Сейчас… - Дюги поиграл кнопками транслятора, - …Вот: «Este ma gars ad lex».

Все трое меганезийцев покатились со смеху.
- Знаете, что сказала эта дама из разговорника? - сквозь смех спросил Квинт Аптус, от избытка эмоций хлопая себя ладонями по бедрам, - Она коротко и грубо объявила, что этот мужчина приговорен к каторжным работам на ее личном предприятии!
- Это справедливо в отношении многих европейских браков, - заметил Фрэдди.
Меганезийцы снова заржали.
- А в моем разговорнике написано по-другому, - сообщил Клод Филибер.
- Как? - поинтересовался Ематуа.
- Вот… Здесь пояснение: «В Меганезии нет понятия о регистрации браков. Если вы хотите сказать, что находитесь с супругой (супругом) в законных отношениях то вам следует употребить оборот «Este ma fame (gars) per religion».
Последовал третий взрыв смеха.
- Клод! – весело сказала Рокки, - «fame per religion» это иносказательное обращение к Паоро, или, по-европейски, к Фортуне. «Assist ma fame per religion!» говорят игроки в покер, перед тем, как сделать ставку.
- У вас Фортуна это наиболее почитаемая богиня? – спросил Анри-Жак Марне.

Рокки Митиата неопределенно пожала плечами.
- В религии Ину-а-Тано, Паоро считается сестрой Мауи и Пеле, держащих мир. Это широко распространенная, но никак не единственная религия в стране.
- Если доверять прессе, то у вас довольно много католиков, - заметил Дюги.
- Да, процентов пять относят себя к Народной католической церкви Океании.
- В позапрошлой коллегии верховного суда Меганезии, - сказала Жанна, - была одна католичка, Джелла Аргенти. Она вместе с двумя коллегами вынесла постановление о депортации всех лидеров христианских ассоциаций европейского толка, которые еще оставались в стране, и о конфискации имущества всех участников этих ассоциаций.
- Вот как? – удивился Филибер, - Старанно. Я читал, что Меганезия это, при всех ее особенностях, главная опора христианского мира в Экваториальной Биокеании.
- В какой прессе вы это прочли? – поинтересовался Квинт Аптус.
- В данном случае, я приближенно цитирую «Specola Vaticana Journal», это издание Астрономического отделения Папской академии наук.
- Там прекрасные обзоры новых публикаций по транснептуновым объектам, - заметил Фрэдди Макграт, - Но там совершенно идиотские редакционные статьи на социально-политические темы. Я их никогда не читаю. Точнее, я пару раз прочел, и мне хватило.
- А у вас какие отношения с религией? – спросил Филибер.
- Никаких, - ответил канадец, - Я радикальный агностик.
- Радикальный в каком смысле? – осторожно уточнил Анри-Жак Марне.
- В самом прямом. Отрицание какого бы то ни было знания в какой бы то ни было религии, в виду не только практической, но и даже теоретической невозможности существования знаний в системе, построенной по религиозному принципу.

Доминика Лескамп многозначительно присвистнула.
- Ну и формулировка! Это монументально, как пирамида Хеопса.
- Фрондерство, - пробурчал Филибер.
- Я могу доказать, - сообщил Фрэдди.
- Да, можете, но только если примете аксиому: любое актуальное знание проверяется материальной практикой. Но эта аксиома сама по себе недоказуема.
- А она не нуждается в доказательстве. Непроверяемое знание это нонсенс. Если нет способа увидеть объективный результат знания, то оно неактуально по определению.

Рокки Митиата нарисовала пальцем босой ноги на песке стилизованный цветок.
- А мне нравится моя религия. Ритуалы. Настроение. Чувство связи с природой.
- Это психотехника, - заметил Фрэдди, - Это магия. Это протонаука, если угодно.
- Может быть и так, но я всегда считала это религией.
- Извините за настойчивость, - сказала Доминика, - Но я вернусь к тому, с чего начала. Как перевести фразу «Te nei vaakane te u», сказанную девочкой?
- В вашем разговорнике все правильно написано, - ответила Рокки.
- Но конкубинат означает сожительство в смысле секса, - возразила француженка.
- По-моему… - вмешался Ематуа, глядя на Люси и Хагена, продолжающих ритмично нырять в полусотне метров от берега, - Это без всякого разговорника видно. И что?
- Но мсье Тетиэво! Она же еще ребенок!
- Что вы! Она развитый подросток, ненамного ниже вас, а ведь вы довольно рослая девушка. Мои внучки в ее годы уже ловили большого тунца на спиннинг с лодки.
- При чем здесь тунец? – удивилась Доминика, - Мы же говорим о сексе.
- При том, - ответил он, - Что если девчонка не перенапрягается выдергивать из моря таких сильных рыбин, то хороший секс ей только на пользу. Парень ей нравится...

Доминика импульсивно ударила кулаком по ладони.
- Но послушайте! Дети в таком возрасте еще не понимают сложности отношений!
- Вот это точно! – согласился Квинт Аптус, - Они лет до двадцати вообще не думают головой. Хорошо, если к двадцати пяти начинают что-то соображать.
- Балбесы, - с готовностью подтвердила Рокки, - Вы посмотрите на них: в сетке уже верная дюжина фунтов креветок, а они таскают, и таскают… (Рокки встала, сложила ладони рупором и крикнула)… - Hei, tama-rii! E mea rahi! Atira!

Молодые люди прекратили погружения и поволокли сетку с шевелящимися бледно-розовыми колбасками в направлении берега. Ематуа почесал в затылке, взял ведро, в котором воды было до половины, налил немного в электрический котелок и воткнул штекер в розетку на аккумуляторном модуле, присоединенном к солнечной батарее.




-------------------------------------- Микеле Карпини. 47 лет
Когда я слушаю семейные истории Люси, у меня возникает чувство, что все это не в реальности, а в экзотической театральной постановке, построенной на абсурдных концепциях и парадоксальных ситуациях. Я не особенно удивился весьма раннему сексуальному дебюту Люси. То же самое почти в том же возрасте было и у Флер. В Меганезии, это в порядке вещей. Пубертатный организм ищет опыта - и немедленно получает этот опыт так, как подсказывают инстинкты, немного скорректированные школьными знаниями по практической биологии...

Разумеется, мне, выросшему в Италии, стоило определенных психических усилий приучить себя к этой мысли применительно к нашей семье. Чубби было проще, она приехала в Океанию, как только ей исполнилось 16. Она, будучи совсем девчонкой, воевала за Хартию и дюжинами расстреливала людей, которые пытались сохранить «неоколониалистскую мораль»… Вот и еще один парадокс. У меня не получается представить себе мою Чубби в роли командира отряда «чистильщиков». Видимо, в некоторых вещах, я по-европейски старомоден. Даже мой личный опыт на войне за Восточный Тимор никак не изменил ситуацию. Поверить во что-то иногда гораздо сложнее, чем это что-то понять… Впрочем, это уже мысли в другую сторону. Я ведь сейчас пытаюсь разобраться, что происходит с личной жизнью Люси…

У Флер было проще. Первый опыт с хорошим парнем, Уфти Варрабером, сержантом коммандос, другом семьи. Потом какие-то парни на один день (или на одну ночь). А потом, уже учась в колледже, она встретила Оскэ - Ежика и… Вот, живут вместе уже примерно два года. Флер почти повзрослела и, кажется, счастлива...

У Люси все сложилось иначе. Она как-то внезапно включилась в семейную жизнь по малопонятным для меня принципам утафоа… А точнее, по принципам Tiki, которые существенно отличаются от настоящих туземных. Кто читал книгу Ван Хорна – тот поймет принципиальную разницу. Теперь у Люси есть вполне определенный статус в псевдо-первобытной общине. Она faaavahine, у нее имеется хозяйство, муж, сводная сестра по мужу, трое сводных детей и сводный кузен – шаман общины. Когда Люси начинает говорить о своих семейных делах, иногда кажется, что она действительно взрослая молодая полинезийка. Вне этой странной первобытно-семейной темы она остается 13-летней креолкой, совершенно нормальной для своего возраста…

Появляются Флер с Оскэ, и дома возникает обычный веселый кавардак. Сестрички начинают о чем-то спорить и пихаться ногами под столом, думая, что взрослые не замечают. Оскэ заводит со мной разговор про новые тонгайские мини-комбайны для фермы: на них сейчас хорошая скидка, почему бы не купить? Потом я утихомириваю девчонок, но Чубби, оказывается, уже проснулась…

Она подошла совершенно бесшумно, и мы увидели ее только в тот момент, когда она шагнула на террасу. Как у нее получается сохранять «рейнджерский стиль» с таким кругленьким брюшком – для меня биологическая загадка…






----------------------------------------- Люси Хок-Карпини, 13,5 лет.
Как ужасна участь молодой женщины в аграрных районах Океании! Она крутится на кухне, нарезает круги, как медоносная пчелка. Варит какао, режет овощи, сыр и филе тунца, заворачивает все это в свежие кукурузные лепешки, не забыв добавить всякие пряности для вкуса, и создает… Нет, не сэндвичи, а произведение искусства!

А мужчины, здоровенные балбесы, курят и травят грубые анекдоты, делая вид, что работают. Три четверти времени они заняты только этим. Одну четверть, правда, они совершают нечто продуктивное (иначе фиг бы я стала их кормить) …

На самом деле, это я просто ворчу. Такая традиция. Kanaka-vahine должна немного ворчать, а то kanaka-kane-kane догадаются, что ей нравится их кормить, и исчезнет волшебная аура этого первобытного процесса… А, между прочим, Флер – засранка. Почему мне приходится кормить не только своего мужчину, но и ее мужчину тоже?

Конечно, я понимаю: у Флер - мелкий в возрасте наиболее интенсивного питания сиськами. Но спросим: а почему у нее мелкий именно сейчас? И сами себе ответим: потому, что если бы она завела его на два год позже (как она собиралась), то ей бы досталась половина хлопот с маминым мелким. Другая половина досталась бы, как нетрудно догадаться, мне, и это нормально… Но Флер обзавелась киндером именно сейчас, и я получила хлопоты с обоими киндерами: с маминым, и с ее. И плюс еще приходится кормить ее мужчину. Нет, я ничего не имею против Ежика, он мне даже нравится. Я, кстати, ему тоже нравлюсь – и по-дружески, и в эротическом смысле.

Ежику можно доверять. Год назад он мне прямо говорил, что я похожа на детский рисунок человечка из палочек, и что при такой плоской попе, костлявых лапках и дюймовых сиськах, только глубоко продуманная сексуальная агрессивность может поправить дело. А сейчас он говорит, что у меня привлекательная фигура в стадии формирования. Главное - не думать об уточнении в конце фразы. Привлекательная фигура. Точка! Если гордо развернуть плечи и слегка податься корпусом вперед, то, отражение в зеркале показывает, что основные фигурные элементы очень неплохо просматриваются. Правда, тогда торчат ребра, но в жизни нет ничего идеального.

С другой стороны, когда на Ротума я отправляюсь вместе с Плио на рынок в городок Оинафа (всего полмили через пролив от нашего с Хагеном островка Хауаити, и от соседнего Хауануи, где живет клан Атоаэ-утафоа), то… Ничего идеального в жизни, конечно, нет. Но мужчины крутят головами в сторону Плио так, что вспоминаются школьные опыты с магнитами. Завидно, joder! Один раз она даже заметила, что мне завидно. Мы тогда сидели с ней в кафе на берегу (решили слопать по паре шариков мороженного, перед тем, как ехать обратно домой), и у меня, наверное, была очень удрученная физиономия… Плио слегка ткнула меня пальцем в пузо, улыбнулась и шепнула: «Aita oe tiitau rahi-rahi ro Leale-mana. Fea Ukalau-lipo te oe».

Типа: «Не требуй слишком много от богов. У тебя и так есть волшебство Укалау»… Богиня миражей, Укалау – очень серьезная леди. То ли, Плио так пошутила, чтобы поднять мне настроение, то ли, она реально так думает… А почему меня занесло в сторону эротики? Ах, да! Меня негуманно, варварски лишили утреннего секса! Этот долбанный подъем в полшестого! Я понимаю: кормящим женщинам рекомендуется подольше спать. Я понимаю, что у мамы день рождения. Но почему на мою голову пришелся кармический удар этого коммунистического разборного домика? Флер его нарисовала, и спихнула тиморским комми. По закону кармы ей, а не мне, следовало долбаться с этим подарком Ним Гока! Я ничего не имею против Ним Гока, но почему нельзя было подарить маме что-нибудь вроде бронзового бюста Мао Цзедуна? А он подарил домик, сделанный на кривом, как жопа осьминога, учебном производстве!

Я тащу мальчишкам вторую порцию сэндвичей и какао, и прекрасно вижу, как они гребутся с этим побочным продуктом победы учения Ленина-Мао в отдельно взятой стране! Если бы все секции и опоры нормально подходили одна к другой, то стройка двигалась бы вдвое быстрее. А так, Хаг и Ежик вынуждены изобретать что-то этакое, чтобы компенсировать ляпы сознательной и прогрессивной тиморской молодежи, у которой, по какой-то политэкономической причине, руки растут из жопы. Стройка затягивается… Около девяти утра, в проливе возникает катер, а на катере - папа.
А. Розов "Драйв Астарты"
Эволюция, верни людям хвост!
Kote
Автор темы
Сообщения: 15
Зарегистрирован: 14.01.2015

Сообщение #3 John1989 » 15.01.2015, 19:05

Фантастика))) Отложим в дальний ящик, в очередь.
Дети - мой наркотик. Я испытываю кайф, когда они есть рядом, а когда их нет, у меня начинается ломка. Р-р-р-вау!
"Я так люблю свою страну и ненавижу государство" - Алексей Николаевич Толстой
John1989 M
Откуда: Я родом из Детства
Сообщения: 5701
Зарегистрирован: 05.01.2014

Сообщение #4 Kote » 15.01.2015, 20:26

Товарищ, ты не прав, это не фантастика, а утопия. То есть есть повод задуматься.
Эволюция, верни людям хвост!
Kote
Автор темы
Сообщения: 15
Зарегистрирован: 14.01.2015

Сообщение #5 John1989 » 15.01.2015, 21:52

Ну фантастика же.
Дети - мой наркотик. Я испытываю кайф, когда они есть рядом, а когда их нет, у меня начинается ломка. Р-р-р-вау!
"Я так люблю свою страну и ненавижу государство" - Алексей Николаевич Толстой
John1989 M
Откуда: Я родом из Детства
Сообщения: 5701
Зарегистрирован: 05.01.2014

Сообщение #6 Alex12d » 15.01.2015, 22:06

Kote,
Спасибо, идея рассказа отличная, но утомительно читать.
Alex12d M
Откуда: город, где холодно целых полгода
Сообщения: 51
Зарегистрирован: 30.10.2014

Сообщение #7 Kokovanja » 15.01.2015, 23:02

Kote писал(а) 15.01.2015, 18:06:по моему(извиняюсь за выражение) личном минению, роман "Лолита"(извиняюсь за выражение) - говно полное.

Не сказал бы что говно, но и не мегашедевр по-моему. Просто по теме вообще не много произведений.

John1989 писал(а) 15.01.2015, 19:05:Отложим в дальний ящик, в очередь.

+1
Scio mе nihil scire, sed multa non sciunt eam etiam. (с) Socrates.
https://www.youtube.com/watch?v=eXorwi4jZBo
Kokovanja M
Откуда: Из заветного места
Сообщения: 8425
Зарегистрирован: 01.11.2013

Сообщение #8 John1989 » 16.01.2015, 01:45

Сфинкс придёт и отрецензирует. Ожидайте. :D
Дети - мой наркотик. Я испытываю кайф, когда они есть рядом, а когда их нет, у меня начинается ломка. Р-р-р-вау!
"Я так люблю свою страну и ненавижу государство" - Алексей Николаевич Толстой
John1989 M
Откуда: Я родом из Детства
Сообщения: 5701
Зарегистрирован: 05.01.2014

Сообщение #9 Kote » 16.01.2015, 03:45

Alex12d писал(а) 15.01.2015, 22:06:Kote,
Спасибо, идея рассказа отличная, но утомительно читать.
Честно говоря "утомительно читать" - ну, не знаю.
Я одно время разучился читать, читал только в тюрьме(на самом деле - в спецприёмнике) и в больнице.
Потом случайно наткнулся на произведения товарища Розова - перечитал по несколько раз(и продолжаю это делать), скопировал в блокнот массу цитат, вобщем, реально балдею я от произведений этого автора.
Конфедерация Меганезия - страна, в которой хотелось бы жить.
Viva Magna Carta!

Добавлено спустя 5 минут 32 секунды:
Kokovanja писал(а) 15.01.2015, 23:02:
Не сказал бы что говно, но и не мегашедевр по-моему. Просто по теме вообще не много произведений.


+1[/quote]

Это, не "мегашедевр", это даже не одно из произведений "по теме".
Это один из эскизов ближайшего будущего.
Очень привлекательный эскиз.
Эволюция, верни людям хвост!
Kote
Автор темы
Сообщения: 15
Зарегистрирован: 14.01.2015

Сообщение #10 John1989 » 16.01.2015, 11:52

Фантастика, не имеющая ничего общего с будущим. Но прикольная.
Дети - мой наркотик. Я испытываю кайф, когда они есть рядом, а когда их нет, у меня начинается ломка. Р-р-р-вау!
"Я так люблю свою страну и ненавижу государство" - Алексей Николаевич Толстой
John1989 M
Откуда: Я родом из Детства
Сообщения: 5701
Зарегистрирован: 05.01.2014

Сообщение #11 Kote » 20.01.2015, 19:56

"...Понимаете, сильная фантастика, это не бегство от жизни в вымышленное будущее, а декларация боевых символов для готовящегося сражения..."
*******************************
А.Р. "Драйв Астарты"
Эволюция, верни людям хвост!
Kote
Автор темы
Сообщения: 15
Зарегистрирован: 14.01.2015

Сообщение #12 John1989 » 21.01.2015, 00:53

В данном случае утопия
Дети - мой наркотик. Я испытываю кайф, когда они есть рядом, а когда их нет, у меня начинается ломка. Р-р-р-вау!
"Я так люблю свою страну и ненавижу государство" - Алексей Николаевич Толстой
John1989 M
Откуда: Я родом из Детства
Сообщения: 5701
Зарегистрирован: 05.01.2014

Сообщение #13 Drunk » 22.01.2015, 14:20

Согласен с Kote тока в одном: "Лолита" Набокова - гавно. Но сам автор тут, на форуме, определенно бы прижился... :)
Drunk
Сообщения: 64
Зарегистрирован: 02.10.2014

Сообщение #14 Hotaru » 23.01.2015, 02:21

Drunk писал(а) 22.01.2015, 14:20:определенно бы прижился..
Неа :dry:
Лоли - цветы жизни
"Это солнечный яд. Золотые лучи. А они говорят: "Надо срочно лечить""
Hotaru
Вечно злой бука
Сообщения: 12393
Зарегистрирован: 04.04.2013

Сообщение #15 John1989 » 23.01.2015, 02:31

Сфигали?
Дети - мой наркотик. Я испытываю кайф, когда они есть рядом, а когда их нет, у меня начинается ломка. Р-р-р-вау!
"Я так люблю свою страну и ненавижу государство" - Алексей Николаевич Толстой
John1989 M
Откуда: Я родом из Детства
Сообщения: 5701
Зарегистрирован: 05.01.2014

Сообщение #16 Hotaru » 23.01.2015, 02:49

Потому что тут и Локис не прижился. А Набоков простой человек.
Лоли - цветы жизни
"Это солнечный яд. Золотые лучи. А они говорят: "Надо срочно лечить""
Hotaru
Вечно злой бука
Сообщения: 12393
Зарегистрирован: 04.04.2013

Сообщение #17 John1989 » 23.01.2015, 03:04

А Локиса кто-нибудь звал сюды? Спрашиваю из чистого любопытства, потому как не знаю о том, как он был на Нимфе
Дети - мой наркотик. Я испытываю кайф, когда они есть рядом, а когда их нет, у меня начинается ломка. Р-р-р-вау!
"Я так люблю свою страну и ненавижу государство" - Алексей Николаевич Толстой
John1989 M
Откуда: Я родом из Детства
Сообщения: 5701
Зарегистрирован: 05.01.2014

Сообщение #18 Xisp » 23.01.2015, 20:01

Он был на Нимфе раньше, до тебя и меня.
Не думай, что белочки могут сделать для тебя, думай, что ты можешь сделать для них- Я.
Те, кто готов поступиться свободой во имя безопасности, не заслуживают ни свободы, ни безопасности- Бенджамин Франклин.
Xisp M
Сообщения: 11323
Зарегистрирован: 20.01.2013

Сообщение #19 John1989 » 24.01.2015, 04:30

Хм.. А может позвать? Пусть со Сфинксом посрутся, а мы попкорн пожрём))) :)
Дети - мой наркотик. Я испытываю кайф, когда они есть рядом, а когда их нет, у меня начинается ломка. Р-р-р-вау!
"Я так люблю свою страну и ненавижу государство" - Алексей Николаевич Толстой
John1989 M
Откуда: Я родом из Детства
Сообщения: 5701
Зарегистрирован: 05.01.2014

Сообщение #20 Kokovanja » 24.01.2015, 12:08

Если бы он захотел - был бы здесь. Да и Сфинкс что-то давненько не заходит.
Scio mе nihil scire, sed multa non sciunt eam etiam. (с) Socrates.
https://www.youtube.com/watch?v=eXorwi4jZBo
Kokovanja M
Откуда: Из заветного места
Сообщения: 8425
Зарегистрирован: 01.11.2013


Вернуться в Культура

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость