Вольная борьба (рассказ)

Список разделов

Описание: Тема в искусстве

Сообщение #1 Sphynx » 15.06.2013, 16:14

Самый свежий мой рассказ на сегодняшний день. Правда, это явно не самое сильное из моих произведений. Я бы сказал, где-то на троечку - писалось быстро и практически "на коленке".
И, как всегда, мое обычное предупреждение: здесь нет ни слова лжи, здесь нет ни слова правды.

Вольная борьба

Она была однокласницей моей знакомой девочки и жила в соседнем с нами дворе. Симпатичное личико - нельзя сказать, что красавица, но миленькая. Ее имя, Аленка, по моему мнению, не совсем подходило ее внешности - я привык, что такому имени более соответствует девочка с русыми волосами, какая-то стандартная писаная красавица из русской сказки. Не знаю, откуда у меня сложился этот стереотип, но Аленкина копна почти черных волос и простацкая курносая мордашка в него явно не укладывалась. Не укладывалось в мое представление об идеальной 10-летней девочке и ее поведение. Уж очень любила она играть с мальчишками - в футбол, казаки-разбойники, прятки, да что угодно. Может быть, сказывалось преобладание мужского пола в ее дворе. Во всяком случае, мне было ее искренне жаль - для меня всегда "казаки-девчонки" были объектами тревоги. Зная, что в будущем такие девочки часто испытывают проблемы с сексуальной самоидентификацией и могут выбрать гомосексуальный путь, я испытываю стресс, видя подобный экземпляр. Мне хочется ей помочь, окружить мужской заботой и лаской, чтобы девочка чувствовала себя именно девочкой - слабым беззащитным существом, которое любят, о котором заботятся. Ведь часто такие дети просто лишены любящего отца - то ли его нет вообще, то ли он грубый, равнодушный человек.
В случае с Аленкой все было не настолько запущено, но и вовсе не радужно. Тогда, в середине 90-х, начал прокладывать себе путь малый бизнес. Отец Аленки грезил собственным магазином, но пока что довольствовался лишь киоском. Пока ее мать торговала завезенным товаром, папа проводил практически все время в разъездах, курсируя на своем стареньком фургончике между нашим городком и ближайшим портом с крупной оптовой базой, снабжая товаром свой киоск и торговые точки друзей.
Таким образом, ребенок оказался запущен и предоставлен самой себе, и присутствие родителей часто выдавал лишь забитый едой холодильник. Немудрено, что девочка, сделав уроки, проводила оставшееся время дня во дворе, бегая с пацанами, коих там, повторюсь, было большинство.
Я видел ее на улице довольно часто, но знаком с ней не был. Да и что может быть общего у 10-летней девочки и взрослого парня-студента? Впрочем, кое-что таки могло быть. С ее одноклассницей и моей соседкой Светой я был знаком довольно давно - на почве общей любви к хомячкам. Пушистые зверюги были основой нашей дружбы - хотя вернее сказать "знакомства", так как к тому времени мы обменялись лишь несколькими взаимными визитами для знакомства с питомцами друг друга.
Вот в один из таких визитов Света и притащила с собой одноклассницу.
Аленка вначале держалась стеснительно, однако, когда поняла, что взрослый парень относится к ней с симпатией, осмелела и спросила, может ли нанести визит моим хомячкам еще когда-нибудь.
"Да пожалуйста! - сказал я. - Когда угодно. В четверг ты не занята? Приходи после уроков, у меня пар мало, я рано дома буду".
И она пришла. Правда, не одна, а с той же Светкой, но затем их визиты участились. Внимание взрослого парня девочкам нравилось, мы могли болтать о чем угодно - я живо интересовался их школьными делами, взаимоотношениями в детском коллективе, помогал разбираться с уроками, а из-за скудного однообразия постсоветского телевидения мы смотрели одни и те же "мыльные" бразильские сериалы и диснеевские мультфильмы. В общем, я легко находил общий язык с девочками.
Со временем наше общение стало еще более дружеским, возня с хомячками и болтовня перемежались с чаепитиями, во время которых я угощал деток вареньем, печеньем и конфетами, что еще более расположило их ко мне. Девчонки настолько осмелели, что начали без стеснения заигрывать со мной, баловаться и говорить со мной на разные щепетильные темы. Особенно им нравилось баловство, которое я окрестил для себя названием "вольная борьба". Началом обычно становилось некое мелкое хулиганство с их стороны. Кто-нибудь из них нарочно совершал какую-нибудь шалость ("Ой, какая миленькая статуэтка! Моя будет!") и с замиранием сердца ждал моей ответной реакции. И я их никогда не разочаровывал. Начиналась суматошная беготня по квартире, сопровождаемая счастливым смехом отлавливаемой. Наконец виновница давала себя поймать и, взятая в охапку или водруженная на плечо, отчаянно дрыгающая ногами, бывала отнесена на кровать или брошена на ковер: "Ты попалась! Сейчас ты жестоко пожалеешь о содеянном!" Улыбаясь во весь рот, наказуемая отвечала: "А вот и не попалась! Ты должен меня побороть!" "Хорошо, - ответствовал я, - десять секунд на лопатках - и ты поборота!" Начиналась шумная возня, во время которой я "пытался" уложить хохочущую малышку на лопатки и удержать 10 секунд. Конечно, я не использовал и четверти своей силы, позволяя ребенку крутиться угрем, изворачиваться и пихаться руками и ногами. Девочки обожали эти моменты. Ласки, прикрытые благовидным предлогом игры, доставляли им огромное удовольствие. Легкое щекотание, скользящие по ножкам, бедрам и спинке мужские руки явно возбуждали малышек.
Доведя девчонку до изнеможения от смеха и сопротивления, я наконец включал полную силу и мягко и осторожно прижимал очаровательного "борца" лопатками к поверхности - и тут уже вырваться у них не было ни единого шанса. После провозглашения себя победителем и абсолютным чемпионом я приступал к фазе "наказания". "Ну а теперь я тебя, Красная Шапочка, съем! Во всяком случае, понадкушиваю! - оглашал я свое решение. - Ам! Ам! Ам!"
Конечно, никто никого на самом деле не кусал. Приговаривая это, я обсыпал малышку поцелуями. Начинал с ушка, продолжал шейкой, затем следовала щечка, пушистые ручки, пальчики, приподнималась маечка и целовалось милейшее детское пузико (Путин? нет, не слышал о таком), а затем тщательно обцеловывались стройные нижние лапки. Девочки краснели и смущались, хихикали и вяло имитировали сопротивление, но было видно, что процедура доставляет им большую радость. Наконец, когда я доходил до низа ножек, они восклицали "Ну хватит уже целоваться!", я переворачивал ребенка на живот, легонько шлепал по попе, провозглашал: "Теперь ты наказана! Вот тебе урок" - и, смущенная и довольная как слон, шалунья начинала приводить в порядок растрепанные волосы и одежду. Вопрос "Больше не будешь?" не возникал. Будут! Конечно, будут!
То, что само по себе казалось им стыдным и нескромным, в рамках детских игрищ приобретало необходимое целомудрие и невинность - мол, "А что такого? Мы просто балуемся!".
Обделенные отцовским вниманием и инстинктивно отчаянно жаждущие будущей взрослой любви, они с удовольствием вкушали этот суррогат-заменитель. Было ли это им во вред, как с уверенностью заявил бы любой моралист, брызгая слюной в праведном гневе изобличения "совращения и растления несовершеннолетних"? Я думаю, все было как раз наоборот. Девочки получали положенную им в этом возрасте ласку, а небольшой эротический довесок всего лишь авансом формировал в их сознании правильную, нормальную женскую оценку желанности и любимости.
Как бы то ни было, но со временем Аленка перестала приходить ко мне в гости только "в паре", а необходимость в ласке выражать с помощью мелкого хулиганства. Наигравшись с хомячком, она просто говорила мне: "А давай поборемся!" - и получала свою порцию веселой возни и завуалированных ласк.
Так проходили дни, недели и месяцы. Мы теперь были близкими друзьями, и девочка приходила ко мне почти ежедневно. Как-то зимой, когда у нас, студентов, начались каникулы, а у школьников они уже закончились, она пришла ко мне около 9 часов утра. "Привет! - сказал я, открыв двери, полусонно зевая. - Извини, я еще сплю. А разве ты не должна быть в школе?" "Можно к тебе? У нас сегодня трудов не будет, и нас отпустили на два урока". "Проходи. Только извини, мне дико спать хочется". "Мне тоже, - она зевнула, - я сегодня не выспалась. Всю историю прямо засыпала". "Тогда давай спать вместе?" - неожиданно для самого себя сказал я. В следующий момент я сообразил, что предложение прозвучало очень двусмысленно. Однако для неискушенного ребенка середины 90-х эта фраза второго значения не имела. "Давай", - легко согласилась она.
Пока Аленка снимала в приходей шапочку, шубку и сапожки, я открыл форточку в своей спальне, чтобы освежить застоявшийся воздух, и немного привел в порядок брошенные как попало вещи и скомканную постель. Ребенка я застал уже кормящей хомячка в зале. "Ну что, будем спать?" "Ага".
В спальне я быстро, пока она не передумала, снял с нее школьную форму и колготки, оставив ее в беленьких трусиках и маечке. "Холодно!" "Ныряй в кровать под одеяло!" Она послушалась. Я закрыл форточку и присоединился к ней.
"Все еще холодно!" "Иди сюда". Я сгреб ее под одеялом и положил на себя, обнимая за спинку. Она обвила руками мою шею. Наши лица оказались напротив, и я легонько поцеловал ее в губки. Ее щечки порозовели от смущения и удовольствия, а затем она ответила таким же быстрым невинным поцелуем и прижалась щекой к моей щеке. "Ну как, согрелась? Ты такой нежный котеночек..." - прошептал я. "Ага, согрелась... - таким же шепотом отвечала она. - Ты такой добрый, хороший... Ты словно настоящий старший братик..." "А ты мне как любимая маленькая сестренка..."
Мы лежали так, обнявшись, я ощущал, как быстро бьется ее маленькое сердечко, постепенно успокаиваясь, я ощущал огромную нежность к доверившейся мне девочке и легонько целовал ее в щечку, ушко, шейку, лобик... И я был отчаянно счастлив в этот миг...
А потом я положил ее рядом, и она уснула, обнимая меня, а я так и не уснул, потому что время внезапно остановилось, и я не знал, как поринуть в сон в этом остановившемся времени, когда рядом с тобой спит, мирно посапывая, очаровательное существо, которое ты обожаешь...
Как страстно бы я ни хотел повторить когда-нибудь этот эпизод, это было подвластно лишь Его Величеству Случаю. И моему желанию никогда не суждено было сбыться. Наверное, Аленке самой очень хотелось повторения, но она была довольно "законопослушной" девочкой по отношению к школе и никогда бы не прогуляла уроки ради встречи со мной.
Тем не менее наша дружба продолжалась, и продолжались ее визиты ко мне после занятий. И в один из таких дней мне удалось осуществить свою давнюю мечту о купании вместе с девочкой.
Надо сказать, что эта затея несла в себе определенный элемент риска. Не стоит забывать, что я жил вместе с родителями. Работали они в то время на одном заводе, до которого было около часа езды на городском транспорте. Уходили на работу они в 7 утра, а возвращались после 6 вечера. В этот промежуток времени квартира была в моем полном распоряжении. Во всяком случае, то время, которое оставалось после занятий в институте. О каких-либо изменениях в родительских планах меня всегда ставили в известность по телефону.
Несколько раз мы заигрывались с Аленкой сверх меры, и мои родители заставали нас в квартире. О блаженные 90-е! Отмазка "юная натуралистка пришла обменяться опытом по уходу за хомячками" действовала в то время идеально. Но вот застань они нас вместе в постели или ванной, я бы так легко не выкрутился...
Как бы там ни было, риск появления их в рабочее время и без предварительного звонка по телефону был признан мной минимальным. И однажды, когда Аленка, тяжело дыша после "вольной борьбы", лежала на ковре в зале и, хихикая, пыталась двинуть пяткой мне по носу, а я ловил прелестную ножку и целовал ее через колготки, я заявил, что игры на сегодня окончены, так как мне обязательно нужно сейчас искупаться. Аленка только минут 15 как пришла, ей было мало игр и ласк, и она решительно запротестовала:
- Может, ты будешь купаться попозже?
- Нет, буду сейчас, ты же слышишь, я уже ванну набираю.
- А я обижусь.
- Ну и пожалуйста. Хотя... ты могла бы искупаться вместе со мной! Уточками поиграем. Ты как?
- Разыгрываешь?!
- Вовсе нет. Ну что, слабо?
- А мы будем... голыми? - спросила она, покраснев.
- Нет, знаешь, мы в шубах будем в ванной сидеть! Конечно, голыми. Как еще купаются? Ну что, слабо?
- А у меня волосы потом будут мокрыми. Как на улицу идти?
- Я высушу твои волосы феном. Не хватало еще, чтобы ты простудилась из-за меня. Ну что, слабо?
- Вот ты заладил - слабо, слабо... А вот и не слабо!
- Так ты согласна?
- Да!
Дальнейшее было делом техники. Быстро раздеть девочку, снять с нее трусики (она стеснительно прикрыла "интересное место" ладошкой) и усадить в полную горячей воды ванну. Раздеться самому и сесть на противоположную сторону ванны. "Ну как, классно?" "Круто!" - сказала она, с усердием пытаясь рассмотреть что-то ниже моего живота через воду с пеной для ванны.
В лексике мы никогда не сходились. Это поколение употребляло "круто, крутой" там, где мы говорили "классно, классный", и не было склонно менять эти и другие словечки, которые я считал выпендрежными. Правда, в тот момент я меньше всего думал о лексике.
"Иди сюда, маленькая..." - прошептал я, и она охотно пришла ко мне. Я включил душ и сполоснул ей голову теплой водой, а затем лег на дно ванны и положил девочку на себя. Мы тихо целовались, как тогда, в постели. При этом ее нога касалось моего мужского достоинства, затвердевшего до невозможности. "Он такой большой и твердый!" - жарко прошептала она мне на ухо, хихикнув. Так вот что занимало ее мысли! "А ты думала, он маленький, как у мальчиков? Да нет, детка, он совсем не большой, чуть больше среднего". "Правда?! Ого..."
Потом мы веселились по полной. Играли выводком пластиковых уточек, оставшихся с моего детства и выполнявших роль декоративного элемента ванной. Затем я мыл ей волосы и мылил ее, тщательно-тщательно, всю-всю. Затем она мылила меня. Затем мы, намыленные, пытались бороться, она была скользкой, как лягушонок, наши тела скользили друг о друга, как в каком-нибудь взаимном тайском массаже (если такой существует). Потом я ее вымыл и обцеловал, поспорив с нею, что не пропущу ни единой пяди ее тела. И выиграл. Затем я мылся, а она мною любовалась. Нет, вовсе не лицом и не мускулатурой. Потом я ее вытер полотенцем, всю-всю, досуха. Вытерся сам и просушил ее волосы феном. Затем гладил их, любуясь их шелковистостью.
На купание у нас ушло часа два. Нужно ли говорить, что это были одних из счастливейших часов моей жизни? И, к счастью, все обошлось, никто нас так и не "спалил".
Аленка тоже была довольна.
- Повторим как-нибудь купание? - спросил я как-то у нее во время очередного визита.
- Ага. Круто было.
- А сегодня или завтра?
- Нет, сегодня нельзя, у меня домашки много, надо домой. А завтра у меня танцы. Давай послезавтра?
Послезавтра не мог уже я - у меня было много пар. "Ничего, - думал я, - времени у нас еще навалом". Если вы хотите рассмешить Судьбу - расскажите ей о своих планах...
Тем временем весна вступила в свои права. Мои родители засобирались на дачу - готовиться к весенним работам. Однажды отец позвонил мне и предупредил, чтобы я был готов к выезду, - они с мамой приедут с работы пораньше и мы все вместе съездим посмотрим, что нужно сделать на участке.
Через час в квартире прозвенел звонок. "Родители..." - мрачно подумал я и открыл дверь. На площадке парадного стояла Аленка.
- К тебе можно?
- Нет, солнышко, не сегодня. Вот-вот должны приехать родители.
- А, ну тогда ладно...
Она убежала.
Через полчаса в дверь снова позвонили. Я открыл дверь, теперь уж точно ожидая увидеть отца и мать, но на пороге снова стояла моя девочка.
- Приехали родители?
- Нет, еще нет.
- Тогда можно к тебе на чуть-чуть? Поборемся немножко.
- Нет, солнышко, они с минуты на минуту приедут.
- Ну хоть капельку поборемся?
- Нет, извини, нельзя.
И спустя много лет у меня перед глазами стоит эта картина: ребенок, жаждущий получить немного любви и ласки, умоляет меня провести с ним хоть немного времени, а я отказываю... И спустя столько лет эта картина-воспоминание режет мне сердце, словно острым ножом...
Она ушла. А я с тяжелым сердцем стал ждать родителей. Они не пришли ни через час, ни через два. Они появились лишь поздно вечером, довольные, что на проходной встретили соседа по даче, который подвез их на участок на своем автомобиле.
"Я мог бы столько времени провести с котеночком, а я ее прогнал!" - в отчаянии думал я. Где-то в небесах сардонически, заливисто хохотала злодейка Судьба.
Это было в пятницу. А в понедельник грянул гром. Светка нечаянно проболталась маме, что они с Аленкой дружат со взрослым парнем и бывают у него дома. Встревоженная мамаша сообщила новости маме Аленки.
Нет, особой катастрофы не произошло. Под допросом девочки уверенно держались "хомячковой" легенды и ничего крамольного родителям не выдали. Однако малышкам было строжайше запрещено не только приходить ко мне, но и просто общаться со мной где бы то ни было. Разбитная Светка плевала на эти запреты и в этот же день, поглощая варенье у меня в гостях, возмущенно рассказывала мне об учиненном терроре. А вот Аленка боялась отца, который иногда бывал тяжел на руку, да и имела еще одно обстоятельство, не позволявшее ослушаться родителей.
Я поймал ее возле школы по дороге домой и просил ее не обрывать нашу дружбу. "Вон Света приходит ко мне тайком, и ты тоже можешь". Она хмуро исподлобья смотрела на меня. "Я не могу. А если кто увидит? Мне даже разговаривать с тобой запретили. Отец знаешь что сделает? И маму не хочу волновать. Она сейчас беременная, скоро родит. Ей нельзя волноваться".
Мои уговоры ни к чему не привели. Боясь родителей, она даже перестала здороваться со мной, если мы сталкивались на улице. Или же шептала "Привет", не смотря на меня.
Некоторое время она еще водилась с дворовыми мальчишками, играя с ними в футбол. А с рождением сестры погрузилась в "домашнее рабство", помогая матери в уходе за ребенком и появлясь на нашей улице лишь в сопровождении мамаши и коляски с малышкой. Но даже позже, гуляя с выросшей сестрой, отказывалась общаться со мной и отворачивалась, чтобы не здороваться, если я проходил рядом. Ее сестренка, напротив, начала почему-то радостно приветствовать меня - и в 3-4-летнем возрасте иногда кричала мне "Пливееет!" через пол-квартала, хотя я никогда с ней не разговаривал.
Света как-то рассорилась с Аленкой и далее с ней не общалась, говоря, что она все больше становится "пацанкой". Сама же Светка, несмотря на запрет, иногда заходила ко мне, дружба у нас была спокойной и платонической, и к ее 14 годам она даже смогла убедить в этом своих "предков". Так что меня стали приглашать на чай к ее родителям, где они выспрашивали меня подробности компьютерной грамоты. Беседуя с этими доброжелательными людьми, которые еще недавно ненавидели меня как монстра, якобы покушающегося на их малолетнюю дочь, я удивлялся превратностям Судьбы. Сама же Судьба, не сомневаюсь, в очередной раз дико хохотала от придуманных ею поворотов сюжета.
В последний раз я видел Аленку, когда прогуливался со Светой, уже 15-летней, недалеко от нашего двора. Мы шли, разговаривали о ее учебе, Светкиных планах на будущее, когда та вдруг схватила меня за руку: "Смотри, смотри, наша пацанка!"
Аленка шла нам навстречу. Короткая мальчишеская стрижка, брюки, решительная походка, мяч под мышкой. Издалека ее можно было принять за парня-подростка, но фигура и грудь вблизи все же выдавали девушку. "Привет!" - одновременно поздоровались с ней мы со Светкой. Аленка хмуро глянула на нас, пробормотала свое "привет" куда-то в сторону и пошла дальше. "Пацанка! - повторила Света через некоторое время. - Парня нет, юбок и платьев не носит, вечно в футбол с пацанами играет. В классе с ней никто не дружит, считают дурочкой".
Мое сердце заныло от давней боли, от жалости и невозможности что-либо сделать.
"Но ее все равно переводят в другую школу. Ее папик теперь богатый, у него уже несколько магазинов. Построили себе крутой дом на Зеленом - знаешь, в пригороде крутых. Этим летом туда переедут. И тамошнюю школу она заканчивать будет".
На этом и обрываются у меня все сведения о дальнейшей судьбе Аленки. Кем стал дальше этот несчастный ребенок, получила ли она полагающуюся женщине толику мужской любви, мне неведомо. Я дал ей столько, сколько смог...
Что касается других фигурантов этой истории, то вскоре после окончания института я получил приглашение работать в другом городе, куда и перебрался. Судьба Светы сложилась более экзотично - после окончания того же института ей предложили... руку и сердце. И теперь она ведет безоблачное существование в солнечной Италии в роли не работающей жены и матери детей молодого, но довольно обеспеченного синьора. Иногда мы созваниваемся, и я потешаюсь над забавным акцентом, появившемся в ее русском, и над забытыми ею русскими словами. А на Рождество и день рождения мне приходят милые или забавные открытки из Италии...
Что я хочу этим сказать? Да только то, что далеко не всегда дружба взрослого парня и маленькой девочки должна заканчиваться какой-то катастрофой.
Хотя все же чаще всего злодейка Судьба только и ждет возможности злобно и от всей души похохотать у вас за спиной...

Сфинкс, 9 июня 2013 года
Последний раз редактировалось Sphynx 15.06.2013, 19:51, всего редактировалось 3 раз(а).
Sphynx
Автор темы
Сообщения: 4191
Зарегистрирован: 14.06.2013

Сообщение #2 Xisp » 15.06.2013, 17:54

Sphynx писал(а) 15.06.2013, 16:14:Ну на фига это делать?! Я же сказал: помещение в этот раздел - это профанация моего рассказа.

Сказал мне в личку. А я там написал, что есть и другие модераторы, и про профанацию они не читали. Тем более, я профанацией не считаю.
Не думай, что белочки могут сделать для тебя, думай, что ты можешь сделать для них- Я.
Те, кто готов поступиться свободой во имя безопасности, не заслуживают ни свободы, ни безопасности- Бенджамин Франклин.
Xisp M
Сообщения: 11323
Зарегистрирован: 20.01.2013

Сообщение #3 Sphynx » 15.06.2013, 17:58

Это не порнорассказ. Это рассказ. Думаю, он заслуживает быть в разделе "Культура". Договоритесь уж как-то между собой. А я считаю это профанацией.
Если он останется здесь, то больше моих рассказов тут не будет.
Sphynx
Автор темы
Сообщения: 4191
Зарегистрирован: 14.06.2013

Сообщение #4 martos » 15.06.2013, 18:39

В общем не знаю, особой порнографии тут нету, конечно. Так что можно и в Культуру вернуть.
martos
Сообщения: 3731
Зарегистрирован: 24.01.2013

Сообщение #5 Xisp » 15.06.2013, 18:58

Вернул, чего уж там.
Не думай, что белочки могут сделать для тебя, думай, что ты можешь сделать для них- Я.
Те, кто готов поступиться свободой во имя безопасности, не заслуживают ни свободы, ни безопасности- Бенджамин Франклин.
Xisp M
Сообщения: 11323
Зарегистрирован: 20.01.2013

Сообщение #6 Sphynx » 16.06.2013, 02:02

Спасибо.
Sphynx
Автор темы
Сообщения: 4191
Зарегистрирован: 14.06.2013

Сообщение #7 Ourson » 24.08.2013, 22:59

Sphynx писал(а) 15.06.2013, 16:14:Самый свежий мой рассказ на сегодняшний день.

Вольная борьба
Очень даже понравилось твоё творчество. :good:
Ourson M
Сообщения: 427
Зарегистрирован: 22.01.2013

Сообщение #8 kayfadin » 24.08.2013, 23:09

А где он был?
kayfadin
W
Сообщения: 4507
Зарегистрирован: 15.02.2013

Сообщение #9 Xisp » 24.08.2013, 23:22

kayfadin писал(а) 24.08.2013, 23:09:А где он был?

Кто он и к чему вопрос?
Не думай, что белочки могут сделать для тебя, думай, что ты можешь сделать для них- Я.
Те, кто готов поступиться свободой во имя безопасности, не заслуживают ни свободы, ни безопасности- Бенджамин Франклин.
Xisp M
Сообщения: 11323
Зарегистрирован: 20.01.2013

Сообщение #10 kayfadin » 25.08.2013, 10:09

Xisp писал(а) 24.08.2013, 23:22:
kayfadin писал(а) 24.08.2013, 23:09:А где он был?

Кто он и к чему вопрос?
Рассказ куда переносили?
kayfadin
W
Сообщения: 4507
Зарегистрирован: 15.02.2013

Сообщение #11 Xisp » 25.08.2013, 13:49

kayfadin писал(а) 25.08.2013, 10:09:
Xisp писал(а) 24.08.2013, 23:22:
kayfadin писал(а) 24.08.2013, 23:09:А где он был?

Кто он и к чему вопрос?
Рассказ куда переносили?

А, понял. Переносили в онанистические откровения, но это почему- то не понравилось Сфинксу (хотя я бы гордился- одно из лучших названий на этом форуме (не надо воспринимать его буквально)).
Не думай, что белочки могут сделать для тебя, думай, что ты можешь сделать для них- Я.
Те, кто готов поступиться свободой во имя безопасности, не заслуживают ни свободы, ни безопасности- Бенджамин Франклин.
Xisp M
Сообщения: 11323
Зарегистрирован: 20.01.2013

Сообщение #12 kayfadin » 25.08.2013, 14:38

Xisp писал(а) 25.08.2013, 13:49:Переносили в онанистические откровения.
:D :D :D :D :D :D :D :D :D
kayfadin
W
Сообщения: 4507
Зарегистрирован: 15.02.2013

Сообщение #13 Sphynx » 25.08.2013, 19:59

Ourson писал(а) 24.08.2013, 22:59:Очень даже понравилось твоё творчество. :good:

Благодарю.
Увы, последний рассказ, "Песок", у меня пока что застыл и никак не может сдвинуться с места. А о "Шраме" не знаю, постить его сюда или нет. Если люди жалуются, что в "Вольной борьбе" многа букафф, то в два раза больший "Шрам" уж точно мало кто осилит. )
Последний раз редактировалось Sphynx 25.08.2013, 23:10, всего редактировалось 1 раз.
Sphynx
Автор темы
Сообщения: 4191
Зарегистрирован: 14.06.2013

Сообщение #14 au100 » 25.08.2013, 20:15

Если люди жалуются, что в "Вольной борьбе" многа букафф, то в два раза больший "Шрам" уж точно мало кто осилит.
А ты на тех людей, что читает с трудом, не обращай внимания.
au100
Сообщения: 354
Зарегистрирован: 20.01.2013

Сообщение #15 antipod » 12.12.2014, 08:21

нормалёк, слегка подпорчено вставшим достоинством(что и обьесняет отстранение девочки) но для троечки нормально.
Последний раз редактировалось antipod 12.12.2014, 08:22, всего редактировалось 1 раз.
antipod
Сообщения: 17
Зарегистрирован: 12.12.2014

Сообщение #16 John1989 » 13.12.2014, 21:11

Прочёл и борьбу эту. Как всегда оценка "отлично"! В общем, твой стиль мне определённо импонирует

Sphynx писал(а) 25.08.2013, 19:59:А о "Шраме" не знаю, постить его сюда или нет
Постуй, конечно. Отличный рассказ. На одном дыхании читается.
Sphynx писал(а) 25.08.2013, 19:59:многа букафф
Мои полотенчики мало кто вообще осилил. Не любит у нас народ много читать.
Дети - мой наркотик. Я испытываю кайф, когда они есть рядом, а когда их нет, у меня начинается ломка. Р-р-р-вау!
"Я так люблю свою страну и ненавижу государство" - Алексей Николаевич Толстой
John1989 M
Откуда: Я родом из Детства
Сообщения: 5701
Зарегистрирован: 05.01.2014


Вернуться в Культура

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость