Педоистерия

бред на марше

Список разделов

Описание: Все, что происходит вокруг

Сообщение #2301 Xisp » 19.06.2015, 22:19

KKK писал(а) 19.06.2015, 21:49:выписать пидофила.

Не сразу понял, о чём это.
Не думай, что белочки могут сделать для тебя, думай, что ты можешь сделать для них- Я.
Те, кто готов поступиться свободой во имя безопасности, не заслуживают ни свободы, ни безопасности- Бенджамин Франклин.
Xisp M
Сообщения: 11329
Зарегистрирован: 20.01.2013

Сообщение #2302 Kokovanja » 19.06.2015, 23:34

KKK писал(а) 19.06.2015, 21:49:На писательском форуме обсуждают, как лучше выписать пидофила.

Кинь мудилам ссылку на наш форум, если никто не против.
Scio mе nihil scire, sed multa non sciunt eam etiam. (с) Socrates.
https://www.youtube.com/watch?v=eXorwi4jZBo
Kokovanja M
Откуда: Из заветного места
Сообщения: 8428
Зарегистрирован: 01.11.2013

Сообщение #2303 Xisp » 20.06.2015, 00:02

Они же не зайдут, забыл?
Не думай, что белочки могут сделать для тебя, думай, что ты можешь сделать для них- Я.
Те, кто готов поступиться свободой во имя безопасности, не заслуживают ни свободы, ни безопасности- Бенджамин Франклин.
Xisp M
Сообщения: 11329
Зарегистрирован: 20.01.2013

Сообщение #2304 John1989 » 20.06.2015, 00:14

KKK писал(а) 19.06.2015, 21:49:(где-то в середине)
В конце скорее.
Среда, 15 марта 1978, день
Ленинград, наб. Фонтанки.

"Год в СССР", - я возвращался по Садовой, счастливо улыбаясь небу, - "Володя, за мной должок. Точнее, Долг. Сдохну, но отработаю."
Небо отвечало мелкой сыростью в лицо, но и это было в радость. Я шел, уворачиваясь от льющихся с крыш струй, слушал полязгивание трамвайных сцепок, скользил влюбленным взором по подкопченным фасадам напротив. Мне уютно здесь. Уже год. Однозначно - лучший год моей жизни.
Как отпраздновать? Купить тортик и воткнуть свечку? Пошло. Да и нехорошо жрать торт в одиночку, вредно для кармы. Отбить поздравительную телеграмму Юрию Владимировичу? Да, будет весело, но не долго и не мне...
"Нет", - подумал я, сворачивая на Майорова и переходя на легкий бег, ибо с неба начало уже лить, - "все не то. Этот день достоин большего".
В ответ хлынул сильнее. Сначала я дернулся было к ближайшему подъезду, но, взглянув вверх, понял, что это, возможно, надолго. Да и до моего уже видимого краем дома оставалось метров двести - и я ускорился. Перескочил на красный через пустую набережную, взлетел на мост, привычно охватив взглядом перспективу, и со всех ног ломанулся к подворотне и, далее, в подъезд. Уже взбегая на третий этаж, притормозил.
Что? Что я там увидел? Или показалось?
Тряхнул головой, сосредотачиваясь, и прикрыл глаза, вытаскивая из памяти картинку.
Хм... Показалось, наверное. Привиделось.
За годами немытым окном косо летящие струи сгустились, обозначив переход дождя в ливень. Я зябко передернулся, стер с лица влагу и поднялся еще на пролет вверх.
Или не показалось? Было или нет? Перед мысленным взором то появлялась, то пропадала вроде бы знакомая фигурка.
Чертыхнулся, недовольно стукнув кулаком по перилам, и развернулся. Сильно мокрее уже не стану, зато успокоюсь, а то ведь места себе не найду. И я порысил на набережную перепровериться.
Подбежав к спуску, невольно охнул. Ниже, на самом краю гранитной ступени действительно стояла, обхватив себя руками, Мелкая и безучастно смотрела под ноги на проплывающие льдины. Волосы ее превратились в мокрые сосульки, а драповое пальто промокло так, что с него текло, но ее это, похоже, не заботило.
Я поежился от забегающих за шиворот струек, зло сплюнул и двинулся на нее. Она настолько ушла в себя, что заметила меня лишь когда я схватил ее за плечо. Испугано дернулась, поворачиваясь. С белого, как мел, лица сквозь меня каким-то уже не здешний взглядом посмотрели шальные черные глаза. Посиневшие губы и подбородок сотрясала мелкая дрожь.
В груди у меня захолонуло, как бывает, когда ждешь дурную весть: уже знаешь, что она будет, но еще тоскливо не понимаешь - какая.
- Тома, - я старался говорить негромко, мягко и неторопливо, - Том... В чем дело?
Она отвернула голову к реке и всхлипнула, а потом попыталась выдернуть руку.
- Ну-ну-ну... - успокаивающе забормотал я, с досадой понимая, как только что сглупил, - тихо, Тома, тихо... Я здесь... - и начал оттеснять Мелкую от края, плавно вклиниваясь между ней и Фонтанкой.
Она сделала инстинктивный шаг назад. Теперь я смог встать перед ней и взяться второй рукой за талию. Сквозь пальто передалась мелкая дрожь. Ей, наконец, удалось узнать меня. Из неплотно сжатых губ донесся какой-то то ли писк, то ли стон, и ее повело вбок.
- Ох! - я подхватил ее и поволок от края. Прислонил к стене. Мелкую начало колотить. Я плотно обнял ее, прижав голову к себе, и начал покачивать из стороны в сторону, успокаивая. Так мы простояли какое-то время. Она всхлипывала и дрожала, а я держал, нашептывал какую-то дребедень и мысленно страстно молил: "только не несчастная любовь!" Перед глазами все время маячила гранитная плита, и хотелось удариться разок об нее головой.
Постепенно движения Томки стали осознанными: вот повернула голову, озираясь, потом стала протирать тылом ладони глаза, полезла в карман за платком. Я понял, что можно идти.
- Пошли, - я мягко потянул ее по ступеням наверх.
Она чуть упиралась.
- Куда? - спросила глухо и безнадежно.
- Ко мне. Я тут рядом. Пошли, согреешься.
- Зачем? - она опять начала вырываться, в глазах ее стояла глухая, безнадежная тоска.
- Не дури, - и, уже понимая, в какую ловушку попадаю, кинул ей спасательный круг, - ты мне нужна. Пошли уж, Мелкая, пошли...
И она пошла со мной, прижимаясь, как бездомный щенок, и пытаясь время от времени заглянуть в глаза. Мне было от этого муторно.
Дома я первым делом засунул ее под горячий душ и велел сидеть там, пока не выпущу. А сам заметался по квартире: выжимал пальто и белье, развешивал все на батарее, грел рыбный суп, мастерил бутерброды...
Потом она сидела на кухне, напротив меня и, опустив глаза, послушно потребляла пищу, а у меня от этого встал поперек горла ком и ничего не лезло. Поэтому я просто разглядывал Мелкую, отмечая, что да, девушки в мужских рубашках не по размеру выглядят интересно, и так она ощущается взрослее. Тишина пустой квартиры давила, и я включил радио побормотать.
Она доела, аккуратно вернула ложку на место, и замерла, взявшись побелевшими пальцами за столешницу.
- Добавки?
Молча, все так же не поднимая глаз, помотала головой.
Я вздохнул, готовясь к нелегкому разговору:
- Ну, пошли тогда в комнату.
Включил торшер, усадил ее в кресло, сам сел на тахту напротив. Сложил пальцы "домиком", доверительно наклонился к Мелкой и негромко приказал:
- Рассказывай.
Она помолчала, дернулась было что-то говорить, но из-за рта вырвался только длинный всхлип.
Я осторожно взял ее за пальцы и веско, размерено заговорил:
- Мне ты можешь рассказать все. Обещаю, что мое отношение к тебе от этого не изменится.
Она еще раз всхлипнула, потерла припухшие веки и начала рассказывать. Я слушал тихий монотонный голос, смотрел на лихорадочный танец жилки на шее и, зверея, заводился. Мир чуть качнулся и поплыл, теряя резкость, выворачиваясь наизнанку кровавой пеленой. Память угодливо выдала силуэт Томиного отчима, и челюсти свело от острого желания вцепиться ему в горло.
Я мотанул головой, с трудом сбрасывая сладостное предощущение хруста кадыка под зубами. Так, соберись. Главное сейчас - не напугать ребенка. Попытался натянуть на лицо улыбку и не преуспел. Губы судорожно подергивались, перекашивая лицо гримасами. Хорошо, что Мелкая смотрит в пол, занавесив глаза челкой.
- Вот... Я и решила... В детский дом не хочу... - узкие плечи опять начали подрагивать. - Так - тоже...
Я решительно пересел к ней в кресло и приобнял. Она тут же уткнулась мне куда-то в грудь, и футболка стала быстро намокать. Я чесал ей за ушком, бормотал что-то успокаивающее в затылок и стремительно прокручивал в голове варианты.
Ах, как жаль! От досады я скрипнул зубами. Убивать этого урода нельзя, повезло ему... А тогда... Тогда только таким образом.
- Так, Мелкая, - с трудом расцепил ее руки и встал. - Адрес свой говори.
- Зачем? - она безуспешно пыталась стереть слезы со щек.
Я достал из шкафа носовой платок и протянул:
- На. Успокаивайся. Обещаю, все будет хорошо. Я поговорю с твоим отчимом.
Она вцепилась в мою руку, мотая головой:
- Нет! Не надо... Он не будет тебя слушать!
Я улыбнулся, вышло довольно пакостно:
- Будет. Я могу быть убедительным. Когда надо - очень убедительным. Верь мне. Просто верь.
Она слабо улыбнулась сквозь слезы:
- Я тебе верю... Давно...
- Ну... Вот и славно... - я вильнул глазами вбок. - Сиди спокойно, отогревайся. Родители до воскресенья в отъезде, никого не будет. Есть еще захочешь - в холодильнике в латке второе. Давай, адрес говори.
Запомнил адрес и покачался на пятках, обдумывая мелочи.
- Свидетельство о рождении где лежит? Памятные фотографии есть? Ключи давай.
Выслушал ответы, посмотрел в наполненные надеждой глаза и пошел на кухню. Повертел в руке стальную вилку и сунул в задний карман джинсов. Налил все еще подрагивающей рукой воды и медленно, стараясь не стучать зубами по стеклу, выпил.
Нет, все верно. Я не могу иначе.

чуть позже,
Ленинград, Лермонтовский пр.

На пятый этаж я взлетел налитой лютой злобой тенью. Два раза скрежетнул, проворачиваясь, ключ, и я потянул противно скрипящую дверь на себя. Пахнуло жаренной курицей.
- Пришла? - донеслось откуда-то справа, - где шлялась столько, бестолочь?!
Я длинно втянул воздух через нос и двинулся на звук. Навстречу мне из кухни вывалился рыхловатый мужичонка в растянутых трениках и застиранной до серого цвета майке.
- Ты кто? - оторопело спросил он, что-то быстро пережевывая.
Мой взгляд скользнул по небритой роже и, как примагниченный, прилип к лоснящимся губам и подбородку. Этот размазанный жир с прилипшими кое-где к щетине лоскутками куриного мяса подействовал на меня как красная тряпка на быка. Это - к Мелкой?! В затылок, словно из сорвавшегося брандспойта, шипя и пузырясь, хлынуло бешенство. Мир сузился до ненавистной хари напротив.
Даже не задумываясь, я сделал полушаг левой, чуть довернул тело и ребром стопы резко ударил по пузырю на трениках - туда, где должен быть нижний край надколенника. Раздался радующий ухо негромкий хруст, и его рот распахнулся, вбирая воздух. Не останавливаясь, я завершил движение вперед прямым с левой по печени, с удовлетворением ощущая, как глубоко пробилось податливое на вдохе пузцо.
"Эх, хорошо!" - подумал, провожая взглядом безмолвно заваливающееся тело. - "Хорошо, что масса у меня еще не большая, а то сейчас бы уже начал волноваться, а не перевыполнил ли план..."
Я прыгнул на него сверху, придавив плечи коленями. Наклонился, вглядываясь в мутные глаза от боли и ожидая, когда в них появится мысль. Вот в мычании стало проявляться что-то членораздельное. Ругань какая-то, вроде... Не интересно.
Я завел правую руку назад и выдернул из кармана вилку, а затем, слегка царапнув зубчиками склеру, придавил нижнее веко.
- Ты, падла, какой глаз первым отдаешь, правый или левый?! - хрипом вырвалось из перехваченного ненавистью горла.
Он заизвивался, безуспешно пытаясь отодвинуть голову подальше. Я чуть отвел вилку, дав ему полюбоваться острыми зубьями, а затем медленно подвел к правому глазу.
- Ааа... - плаксиво просипело из-под меня, - ты чего?
- Я чего?!! - зашипел я, брызгая слюной.
Вилка припадочно задергалась в моей руке. Невероятно сильно хотелось изо всей силы вогнать ее в глаз, с размаху, на всю глубину, чтоб воткнулась изнутри в затылочную кость... Я крутанул ее, перехватив в кулак.
Видимо, это желание отчетливо нарисовалось на моем лице: он протяжно заскулил, засучил здоровой ногой, затем позади многозначительно хлюпнуло.
Я недовольно повернул голову, принюхиваясь. Вот же ж... засранец.
Ладно, надо доводить партию до конца. Я снова нагнулся и зарычал в ухо:
- За Томку! - он дернулся подо мной. - Ты, мразь! Да по тебе сто семнадцатая рыдает горько! От пяти до пятнашки! И ты, зуб даю, по верхнему пределу пойдешь! Ых... - не сдержавшись, я коротко размахнулся, проткнул вилкой щеку и потянул вверх.
- Ааа!!! - раздался горловой вскрик.
- Молчи, ублюдок! - окровавленная вилка опять замаячила над выпученным глазом.
Я пару раз глубоко вдохнул, пытаясь хоть чуть успокоиться. Главное - не убить и не покалечить... сильно. Нельзя, нужен опекун.
- Да и пятнашка не самое страшное... - я опять зашипел в ухо. - Таких, как ты на зоне не любят. Очень. Девочкой будешь... Для всего отряда. Все пятнадцать лет будешь сидеть на параше и обслуживать мужиков... Это тебе повезет, если сразу порежут...
Я отклонился и попытался посмотреть ему в глаза. Он их тут же закатил. Я резко вогнал вилку в подбородок и потянул, задирая голову, а затем захрипел, бешено брызгая слюной:
- В глаза, смотри, падаль, в глаза! Убью!!
"Похоже, клиент созрел для конструктивного разговора", - оценил я его состояние.
- Назови мне! Хоть одну причину! Хоть одну! Почему! Я! Не должен! Прямо сейчас! Намотать! Твои кишки! На люстру?! Ну?!
- Не было ничего! - заскулило из-под меня.
Я опустил большие пальцы на глазные яблоки и надавил. Так, теперь чуть посильнее... Отпустил.
Подвывая, он торопливо рассказывал то, что я и так уже знал или о чем догадывался.
Да, или в койку, или детский дом. Нет, не бил, пальцем не тронул. Честно! Ну, почти... Для ее же пользы! Кормил, одевал. Сапожки прошлой осенью в комке купил! Клянусь, черт попутал! Да ты пойми, парень, она ж взрослая уже девица... Нет! Нет, только не глаза! Ааа...
Я с трудом оторвался от извивающегося подо мной тела. Сделал пару глубоких вдохов. Обтер окровавленную вилку о майку.
- Значит так, - веско начал подводить итоги, - убивать я тебя не буду. Пока не буду! - с размаху врезал костяшками кулака по грудине, выбив глухой стон. - Побудешь отчимом до совершеннолетия. Запомни: побудешь формально! - Еще один удар для закрепления сказанного. - Тому забираю. Пойдешь в милицию или еще куда - не забудь, сто семнадцатая, от пяти до пятнадцати. И знай - ты живешь, пока я о тебе не помню. И не дай бог... - я многозначительно помахал вилкой перед глазами, а потом надколол под скулой. - Не дай бог ты как-то проявишься у меня или Томы на горизонте... Да хоть даже случайно... Ты понял?! Или тебе для большей понятливости вилку в задницу воткнуть?!
- Ыыыы... - он затряс головой, ошалело лупая глазами.
- Согласный, значитца?
Он торопливо закивал.
Я поднялся. Ну и вонища...
- Лежать.
Пнул для профилактики по ребрам и пошел в комнату собирать вещи Мелкой. Портфель и сменка. Учебники и тетрадки. Фотоальбом... Открыл и посмотрел последние страницы. Томка с мамой. Красивая женщина была, восточный такой типаж... Что ж она за такую гнусь пошла?! Ага, вот и свидетельство о рождении. Скромная стопка одежды. Пофиг, купим...
Все?
Все!
Проходя, еще раз, уже лениво, пнул и осведомился:
- Вопросы? Замечания? Предложения? Нет? Ну и славно, - перехватил чемодан в другую руку и, наклонившись, прошипел, - следующая наша встреча будет для тебя последней! Мразь! Убил бы прямо сейчас, да пока живой нужен!
Хлопнула за спиной дверь парадной, и я омыл лицо в свежем воздухе. Пошел отходняк, мелко задрожали руки. Добрел до сквера и буквально упал на скамейку.
"Ух! По краю прошел... Как не вогнал вилку в глаз? Как удержался? Чудо, натуральное чудо..."
Я откинул голову и, вяло наблюдая за облаками, медленно приходил в себя. Надеюсь, я его качественно запугал. Теперь еще один шаг.
Втиснулся с чемоданом в телефонную будку, нарыл в кармане две копейки и набрал знакомый номер:
- Привет, Гагарин... Это хорошо, что ты на месте. Срочный заказ есть. Не... Да отстань ты со шмотками, не до того сейчас. Маклер есть знакомый какой? По квартирам? ... Ага, хорошо. Смотри, что надо: снимаешь квартиру, желательно, двушку... Да погоди, дай договорю. Дослушай до конца. Так, двушку, приличную, с обстановкой, в квадрате между Московским, Лермонтовским, Обводным и Фонтанкой. Представил? Если не найдешь там, ищи вдоль по ветке Техноложка - Витебский - Владимирская. Квартира нужна срочно, въехать надо до среды. Два дня на все про все. Снимаешь на себя, говори, что студент, жить будешь с младшей сестрой... Нет, ты там жить не будешь... Сестру я тебе потом представлю... Ну... Ну и ладно, вот дальше так же похабно и думай, а мне сейчас не до смехуечков. Тебе с меня четвертак за съем, десять сверху каждый месяц за встречу с хозяевами квартиры. Деньги там отдать или какие вопросы порешать. Берешься? Ага, ну и славно. Только квартиру сам внимательно посмотри, как для себя, без клопов и тараканов... Гут, я тебе завтра вечером перезвоню. Спасибо, Гагарин, выручил. Давай, пока.
Уф... Я опустил трубку на рычаг и тряхнул головой. Надеюсь, она согласится. Иначе даже не знаю, что и делать.

Чуть позже,
Ленинград, Измайловский пр.

Когда я приоткрыл дверь в квартиру, Мелкая уже нервно переминалась в прихожей.
"Не отходила от двери, что ли?" - мелькнуло в голове.
Она открыла рот, порываясь что-то спросить, потом увидела в моей руке знакомый чемодан, и промолчала, но вопрос на ее лице остался.
- Все в порядке, - хрипло сказал я, опуская ношу на пол. Прокашлялся и добавил, - все в полном порядке. Мы договорились.
- У тебя кровь... - она испугано смотрела на меня.
- Где? - спросил я недоуменно.
- На лице... - Мелкая взволнованно схватила меня за руку. - Где у вас вата? Я сбегаю, принесу.
- Не надо. Сейчас умоюсь, и не будет крови, - бодро пообещал я, - хм... Это не моя.
Стереть несколько темных капель, попавших на левую скулу было не сложно, но я продолжал всей кожей ощущать пакостную атмосферу той квартиры, с ее темными, пропитанными болью углами и застоялым запахом на десять раз пережаренного масла. Поэтому, запершись в ванной, долго плескался в раковине, старательно промывая глаза и полоща рот. Гадливость уменьшилась, но не до конца. Впервые за год захотелось махнуть внутрь чего-нибудь крепкого, грамм так пятьдесят. Я даже мысленно представил себе папин бар и початую бутылку с пятью звездочками на этикетке.
Выходя из ванной, чуть не пришиб Мелкую, что со встревоженным видом маялась под дверью.
- Так, - сказал я, опершись ладонями в стену вокруг ее головы и пристально заглядывая в темно-карие глаза, - ты, вообще, как?
Она обхватила себя руками и посмотрела в сторону, словно не хотела дать мне увидеть что-то в своих глазах. Маленькие ноздри опять начали обиженно раздуваться.
Я обругал себя последними словами за очередную глупость и быстро сменил тему:
- Пошли, расскажу, как дальше жить будем.
Это помогло - хоть в глазах ее уже успела блеснуть влага, но она моментально переключилась, устремившись за мной.
- Так... - я нарезал кружок по комнате, собираясь с мыслями, и посмотрел на Мелкую, примостившуюся на краюшке тахты. Она сидела, напряженно вытянувшись, и провожала меня глазами. - Так. Об отчиме забудь, его в твоей жизни больше не будет. Нет, нет, жив, - успокоил я взметнувшуюся в ее глазах тревогу, - и, даже, местами здоров... В общем... - я запинался и все никак не мог подобрать слов, - в общем я тебя у него забрал, вот. Он... ммм... согласился с этим. Считай, что я теперь за него.
- Так разве бывает? - тихо-тихо спросила она.
Я сел на ковер у ее ног и взялся за ладошки:
- Иногда. Как в нашем случае.
- И... И где я буду жить? Твои родители разве разрешат?
Я чуть улыбнулся, разглядывая ее. Недоверие, надежда и вера - вот что я увидел в ее глазах.
- Нет, - покачал головой, - они, у меня, конечно, молодцы, но не настолько, чтобы поселить тебя со мной в мою комнату...
Она отчаянно покраснела, и я хихикнул.
- А... как тогда? - она непонимающе смотрела на меня. Ну да, с ее точки зрения, больше вариантов нет.
- Поэтому мы пойдем другим путем, - объявил я решительно и слегка закартавил, - явочная квартира, товарищи, - вот что требуется нам сейчас в первую очередь. Мосты, вокзалы и телеграф - все потом!
Удалось выжать из Мелкой скудную улыбку, но глаза ее остались серьезными.
Я покивал и продолжил:
- В общем, получилось так, что денег у меня - как у дурака махорки. Видишь, вон машинка швейная и заготовки? Я одежду шью.
- Да, - кивнула она, - девчонки у нас это любят обсуждать.
- Потом расскажешь подробнее, - ухмыльнулся я. - Часть сшитой одежды продаю. Получается хорошо. Очень хорошо. Так что у меня есть определенные финансовые возможности... Мы просто снимем тебе квартиру недалеко от школы, - и я замолчал, давая ей время оценить решение.
- А... Но... А, как же... - забормотала она растеряно, и ее и так не маленькие глаза распахнулись вообще на пол-лица.
- Остальное тоже купим, - я уверенно отмахнулся, - еду, одежду. К счастью, не проблема.
- Я... - она, вспыхнув надеждой, подалась вперед, - я могу очень экономно есть... И помогать тебе шить...
- Ох... - длинно выдохнул я и горько улыбнулся, теребя ее пальцы, - горе ты мое, тощее...
Встал, потянулся и уселся в кресло. Вслушался в себя, взвешивая все в последний раз - нет, это не жалость, - и похлопал рядом ладонью:
- Иди сюда.
Притянул подошедшую Мелкую и разместил ее у себя на коленях.
- Давай, Томка, определимся в самом главном, - и проговорил, выделяя каждое слово, - я тебя усестряю. Если, ты, конечно, не против...
Она изогнулась и с изумлением молча заглянула мне в глаза.
- Да, - кивнул я, - привет, сестренка.
Она негромко всхлипнула и обхватила мою шею. Я сидел, прижавшись щекой к ее горячему лбу, поглаживал ей спину и моя многострадальная футболка опять мокла, но на лице у меня гуляла широкая улыбка - из Мелкой сейчас лились очистительные слезы радости. Потом улыбка моя язвительно искривилась: "так вот он какой, подарок на годовщину". Я скосил глаза на тяжелую волну черных волос и хмыкнул с иронией.
- Что? - испуганно вздрогнув, она подняла зареванные глаза.
- Да так, мысли всякие бродят, не волнуйся, - я успокаивающе улыбнулся и чмокнул ее в лоб. - Знаешь... А ну-ка...
Я снял ее с со своих колен и опустил рядом в кресло, а затем шагнул к батарее и пощупал безнадежно мокрое пальто.
- Все, объявляю до понедельника каникулы. Завтра в школу не идем.
Мелкая принялась стирать сырость из-под засиявших глаз.
- А что в школе потом скажем?
- Справки от врача будут. Есть возможность, - пояснил я туманно, - у тебя же в квартире телефона не было? Звонить никто из подружек не будет?
- Нет, - качнула она головой.
- Так-так, - я продолжил верстать план, - а в гости никто не зайдет проведать?
Она ненадолго задумалась.
- Маринка отчима боится... А больше никто не пойдет. Я от тебя ей позвоню, предупрежу, что слегка заболела. Я иногда от соседки ей звоню.
- Ну вот, все складывается, - я в воодушевлении прошелся по комнате, мысленно прикидывая, чем еще можно срочно перекрасить сегодняшний день в ее воспоминаниях. - Ты в цирке была? В театре комедии? Вот, значит, сходим. Плюс сам переезд, да и обувь с одеждой тебе надо подкупить.
В ее глазах было восхищение, и я в нем купался. Это было лучшим подарком для меня в тот день.
Произведение средненькое. Для кого-то покажется, что с душой, для кого-то покажется, что с душком. Я ещё не определился.
Дети - мой наркотик. Я испытываю кайф, когда они есть рядом, а когда их нет, у меня начинается ломка. Р-р-р-вау!
"Я так люблю свою страну и ненавижу государство" - Алексей Николаевич Толстой
John1989 M
Откуда: Я родом из Детства
Сообщения: 5701
Зарегистрирован: 05.01.2014

Сообщение #2305 Hotaru » 20.06.2015, 00:28

С душком. Мизулина, Яровая и Аннушка оценят.
Лоли - цветы жизни
"Это солнечный яд. Золотые лучи. А они говорят: "Надо срочно лечить""
Hotaru
Вечно злой бука
Сообщения: 12401
Зарегистрирован: 04.04.2013

Сообщение #2306 Kokovanja » 20.06.2015, 00:44

Xisp писал(а) 20.06.2015, 00:02:Они же не зайдут

Значит дважды мудилы. Додо постил ссылки через анонимайзер какой-то.
Scio mе nihil scire, sed multa non sciunt eam etiam. (с) Socrates.
https://www.youtube.com/watch?v=eXorwi4jZBo
Kokovanja M
Откуда: Из заветного места
Сообщения: 8428
Зарегистрирован: 01.11.2013

Сообщение #2307 KKK » 20.06.2015, 00:55

А кстати, что-то dodo давно нет. Или так и надо?
KKK
Сообщения: 1426
Зарегистрирован: 21.07.2013

Сообщение #2308 John1989 » 20.06.2015, 01:00

Трудится в поте яйца своего. На пару с Реем.
Дети - мой наркотик. Я испытываю кайф, когда они есть рядом, а когда их нет, у меня начинается ломка. Р-р-р-вау!
"Я так люблю свою страну и ненавижу государство" - Алексей Николаевич Толстой
John1989 M
Откуда: Я родом из Детства
Сообщения: 5701
Зарегистрирован: 05.01.2014

Сообщение #2309 Kokovanja » 20.06.2015, 01:32

KKK писал(а) 20.06.2015, 00:55:так и надо
Scio mе nihil scire, sed multa non sciunt eam etiam. (с) Socrates.
https://www.youtube.com/watch?v=eXorwi4jZBo
Kokovanja M
Откуда: Из заветного места
Сообщения: 8428
Зарегистрирован: 01.11.2013

Сообщение #2310 Hotaru » 20.06.2015, 02:05

Додо до июля в отпуске. ;)
Последний раз редактировалось Hotaru 20.06.2015, 02:07, всего редактировалось 1 раз.
Лоли - цветы жизни
"Это солнечный яд. Золотые лучи. А они говорят: "Надо срочно лечить""
Hotaru
Вечно злой бука
Сообщения: 12401
Зарегистрирован: 04.04.2013

Сообщение #2311 Kokovanja » 20.06.2015, 15:55

John1989 писал(а) 20.06.2015, 00:14:Я ещё не определился.

Ну-ну.
Scio mе nihil scire, sed multa non sciunt eam etiam. (с) Socrates.
https://www.youtube.com/watch?v=eXorwi4jZBo
Kokovanja M
Откуда: Из заветного места
Сообщения: 8428
Зарегистрирован: 01.11.2013

Сообщение #2312 KKK » 20.06.2015, 20:13

Так. На писательском форуме заготовки про пидофила выпилили. (наверно чтобы спойлеров читатели не нахватались?)
В принципе приглашение на нимфетоманию можно кинуть сюда:
http://samlib.ru/comment/k/koroljuk_m_a/all_2_2
Но надо?
KKK
Сообщения: 1426
Зарегистрирован: 21.07.2013

Сообщение #2313 Kokovanja » 20.06.2015, 20:36

А почему не сюда: http://samlib.ru/comment/k/koroljuk_m_a/school ?

Комменты-то остались.
Scio mе nihil scire, sed multa non sciunt eam etiam. (с) Socrates.
https://www.youtube.com/watch?v=eXorwi4jZBo
Kokovanja M
Откуда: Из заветного места
Сообщения: 8428
Зарегистрирован: 01.11.2013

Сообщение #2314 KKK » 20.06.2015, 22:26

Эту ветку никто не видит... Но можно, если автор её мониторит.
KKK
Сообщения: 1426
Зарегистрирован: 21.07.2013

Сообщение #2315 Kokovanja » 20.06.2015, 23:17

Кидай, может набижит. :)
Scio mе nihil scire, sed multa non sciunt eam etiam. (с) Socrates.
https://www.youtube.com/watch?v=eXorwi4jZBo
Kokovanja M
Откуда: Из заветного места
Сообщения: 8428
Зарегистрирован: 01.11.2013

Сообщение #2316 Hotaru » 21.06.2015, 13:27

Знаешь, Кокованя. Видимо все похвалившие только предупреждения прочли. :)
Последний раз редактировалось Hotaru 21.06.2015, 13:27, всего редактировалось 1 раз.
Лоли - цветы жизни
"Это солнечный яд. Золотые лучи. А они говорят: "Надо срочно лечить""
Hotaru
Вечно злой бука
Сообщения: 12401
Зарегистрирован: 04.04.2013

Сообщение #2317 Kokovanja » 21.06.2015, 23:18

Я сам толком не читал, нафига?
Scio mе nihil scire, sed multa non sciunt eam etiam. (с) Socrates.
https://www.youtube.com/watch?v=eXorwi4jZBo
Kokovanja M
Откуда: Из заветного места
Сообщения: 8428
Зарегистрирован: 01.11.2013

Сообщение #2318 John1989 » 22.06.2015, 00:08

Чтобы иметь право говорить об этом. Иначе получается быдлологика "не читал, но осуждаю"
Дети - мой наркотик. Я испытываю кайф, когда они есть рядом, а когда их нет, у меня начинается ломка. Р-р-р-вау!
"Я так люблю свою страну и ненавижу государство" - Алексей Николаевич Толстой
John1989 M
Откуда: Я родом из Детства
Сообщения: 5701
Зарегистрирован: 05.01.2014

Сообщение #2319 Kokovanja » 22.06.2015, 00:13

Нах, я не мазохист.
Scio mе nihil scire, sed multa non sciunt eam etiam. (с) Socrates.
https://www.youtube.com/watch?v=eXorwi4jZBo
Kokovanja M
Откуда: Из заветного места
Сообщения: 8428
Зарегистрирован: 01.11.2013

Сообщение #2320 John1989 » 22.06.2015, 00:20

Но ты же не пробовал. Может быть тебе понравится :D
Дети - мой наркотик. Я испытываю кайф, когда они есть рядом, а когда их нет, у меня начинается ломка. Р-р-р-вау!
"Я так люблю свою страну и ненавижу государство" - Алексей Николаевич Толстой
John1989 M
Откуда: Я родом из Детства
Сообщения: 5701
Зарегистрирован: 05.01.2014


Вернуться в Большой мир

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 2 гостя