Стихи

Список разделов

Описание: Здесь можно писать без регистрации

La Fillettaise

Сообщение #661 Paschienleloup » 15.08.2020, 19:31

Aux armes, pédophiles,
Formes vos pédaillons!
Marchons, marchons!
Avec vos fillettes!
Allons enfants de la Patrie,
Soldats impubères de sang froid,
Avec vos pédophiles, avec vos sœurs
Contre la tyrannie — et sans rois!
Paschienleloup

Сообщение #662 Sphynx » 15.08.2020, 23:21

^^^
Музыка к этому произведению:


https://youtube.com/watch?v=5g4fhqCSdLQ
Sphynx
Аватара
Сообщения: 7652
Зарегистрирован: 14.06.2013

Сообщение #663 kkkkk » 15.08.2020, 23:40

Козетта, прячься за мной, Гаврош, иди вперед!


https://youtube.com/watch?v=PUlQNsl4Qvk
Зима близко
kkkkk
Аватара
Сообщения: 2954
Зарегистрирован: 20.12.2016

Свечка

Сообщение #664 Нехта » 04.10.2020, 03:05

Золотистый льется локон –
Красота его молчит.
Серолунный свет из окон,
Все в болезненной ночи.

В прочном сумраке смятенья,
Где следы вселенной лгут,
Бродят звери, бдят растенья:
Ночь слепую стерегут

От пристрастного каленья,
От припадочной крови.
Отравленья, отправленья
От питательной любви,

Прочь! В перине предрассветной
Мне нальется нежный звук.
Золотой зарей заветной
Разожжет из первых рук.

Замерцает бледно свечка
И придет на косогор,
Где в осоке тонет речка,
Где пугает грудой бор.

Там – предстанет безодежной
При асфальтовой луне.
Сумрак, речка, локон нежный
Этой ночью снились мне...
Нехта

Сообщение #665 Hotaru » 05.10.2020, 13:11

НЕХТА
:facepalm:
Лоли - цветы жизни
"Это солнечный яд. Золотые лучи. А они говорят: "Надо срочно лечить"" Для педофила в мире две радости: няшить ребенка, и узнавать, что очередного педофоба посадили за педофилию. ©Raisonneur
Hotaru
В прошлом злой бука
Аватара
Сообщения: 14097
Зарегистрирован: 04.04.2013

Советский человек

Сообщение #666 Оракул Эона Алисы » 05.10.2020, 14:58

Сцепились они,
незнакомые люди
при блудце земли
на каменном блюде.
Прониклись они
в тяжелые дни
капитально
идеей войны
тотальной,
подменой понятий:
бессмертие и бесконечность,
системность и бесчеловечность,
слились в опиаты объятий.
Но их не пугает и то,
что искусственен, груб
поэтический труп.
Эстетики нет, но зато
у них также нет
ни выцветших лет,
ни слов, ни звуков.
Хватает уже
станков и доносчиков стуков.
А что же до слов...
они в неглиже:
столь веское снова,
не гладит углов
советское слово.
Не буду и я
гадить углы,
как крыса или змея.
Советские, вы,
веса любого,
возраста (только постарше) и пола,
веры и расы, –
Все пидорасы...
Оракул Эона Алисы

Лунно-красный полувенок

Сообщение #667 Вук » 07.10.2020, 18:17

I.
Погасло небо; мокнут тени,
Слиясь с погрязшею землей.
В предсмертной, сумеречной лени
К окну летит комарий рой.

И вновь в протекшей вышине
Настало время тишине.

II.
Настало время тишине.
Дождя бесшумные дробинки
Утонут в выцветшей Луне,
В дрожащей луже на тропинке.

За смертью солнца полыханья
Мне слышно сонное дыханье.

III.
Мне слышно сонное дыханье,
Но здесь оно звездой прервется.
Прошепчет томное признанье,
Возьмет из шкафа плащ от солнца

На волю, где леса во мгле,
И обернется при Луне.

IV.
И обернется при Луне,
Заслышав правду в волчьем вое.
На серебрящейся тропе
Нас оставалось только двое.

И загорится любованье,
С одеждой наше расставанье.

V.
Настало время тишине,
Мне слышно сонное дыханье.
И обернется при Луне
Надеждой наше расставанье.
Вук

Сообщение #668 Sphynx » 09.10.2020, 00:51

Интересно, что на сербском "серый волк" звучит как "сиви вук", на словацком - sivý vlk, на чешском - šedý vlk, на словенском - sivi volk. Короче, либо сивый, либо седой. :) Занимательно.
Sphynx
Аватара
Сообщения: 7652
Зарегистрирован: 14.06.2013

Три сестры

Сообщение #669 Влк См » 09.10.2020, 01:00

Трагитрагедия в одном действии, в стихах

Действующие лица

Борис
Алина
Вера
Люба


Явление первое

Лужайка перед домом

Борис (входит)


Ах, чудо, чудо, что за дивный вид!
Своей цветущей ленью так манит
Прекрасный день, что прежде бил из окон;
Я наконец покинул дома кокон.
Три месяца и день забыв, и ночь
Я гнал о мире внешнем мысли прочь,
Чтоб только пелись рифмы безотрывно,
Чтоб стих звучал порывисто, надрывно.
Мой сон, отъятый истинным трудом,
Волшебная строфа, мой палиндром...
Теперь пришла пора поверить миру
Мой сладкий грех, мою Волшебну Лиру.
Закончен днесь лирический роман,
Что Вдохновеньем через Гений дан.
Присяду здесь, найду отдохновенье
От стихотворных мук, от Вдохновенья.
(Садится)
О, как мягка пресвежая трава!
Когда весна имела все права,
Тогда я не умел ценить лужайку,
Где завсегда бельчонку или зайку
Имел обыкновение ласкать.
Что трудного их нежности снискать,
Когда так беззаботно-чутки взгляды,
Все говорят их вешние наряды;
Когда из уст моих сочатся строки
Всегда в любви, хотя бывают строги,
Всегда счастливы – даже в день тоски,
Всегда в стихах, но к телу так близки...
Волшебный ручеек питал лужайку слова;
Ах, вот бы окунуться в детство снова!

Явление второе

Борис, Алина

Алина (входит, очень сердито)

Ну нет! Покуда я умом жива –
Не влюбится кудрява голова!
А если вдруг и повелюся грудям,
То сердце вырву я на радость людям.

Борис (в сторону)

О райское создание, зачем
Вы так терзаете сознанье тем,
Кто вашу чистоту ценить умеет,
Кто сердце милое в груди лелеет?
Зачем же вырывать его в сердцах,
Зачем вся эта злость в больших глазах?
Пускай ушли священны ваши лета,
Не смоет их своим забвеньем Лета –
Останутся они не в водной глубине,
В глуби души, в том Вечности огне.

Алина (все еще зло)

Каков подлец! Меня свратить с дороги
Он принужден, лишь выйдя из берлоги.
Чумазый весь, забывшийся в труде,
Как землерой – в лирической руде.
В своем стремлении упрям, осел!

Борис (в сторону)

Ах, как же норов зол!
Но как хорош подол,
А что под ним...

Алина (смягчаясь)

Но и себе не буду вешать нимб.
Я все же старшая из них сестренка –
Нельзя в тринадцать мне играть в ребенка.
Ввязавшись в спор, в безумстве искупалась
И в гневе брызг, в раздоре я плескалась...

Борис (в сторону)
На это я бы посмотрел,
Да только спелый сей пострел.

Алина (начиная рыдать, садится на траву)

О горе мне, сменявшей благоденство
На страсти беспокойное блаженство!
Брела теперь я словно бы в бреду,
Узнав о сестрах на свою беду,
Что и они подвержены напасти,
Что суждено попасть любви им в пасти.
Ах, это Яблоко, что так налито
Бесстыдством алым, краской на ланитах,
Безмолвством губ, теплом на языке,
Упав с небес, дрожа в моей руке,
Открыло мне великой сласти тайну,
Что яда сущность крыла чрезвычайну.

Борис (в сторону)

А ведь она – забуду сколько лет –
Собою чудна – в этом спору нет.
Печаль, увы, ее лицу подхожа:
Когда бледней зимы пренежна кожа
И тонкий стан поник до плеч усталых,
Сильней синит прогалы глазок талых;
Слезой блестят, как хладная роса,
И туго стянута черна коса.

Действие третье

Те же и Вера

Борис (в сторону)

А это, видимо, ее сестренка.
Давно ль мне мало одного ребенка?

Вера (зовет)

Сестричка милая, куда ушла?
Какую тайну скрыла, унесла?

Алина

Ах, Верочка! Вот я, убита горем,
Сижу и плачу – слезы льются морем.

Вера

Скажи, сестра, что Яблоко открыло,
И почему внезапно ты уныла?
Его кожурка красная беды
Не предвещала. Что же плачешь ты?

Алина

О нет, я не могу сказать об этом,
Не погубив мою сестру ответом.
Меня ты младше – лучше мне одной
Познанья тяжкий груз нести с собой.

Борис (в сторону)

О, стал я вдруг свидетелем невольным
Беседе теплой на лужке привольном.

Вера

Алина, как же это может быть,
Чтоб я не захотела разделить
Твое глубокое от знания страданье.
(Садится рядом, берет ее за руку.)
Сестренка, душенька, ты ручку дай мне –
Я вижу: все в смятении трясется;
Я чувствую, как сердце больно бьется.
Доверься другу, расскажи как есть,
И не кори себя за всех: не счесть
Сколь много раз позорно и пугливо
И я, и Люба, падкие на диво,
В желаньи тайн найдя порыв,
Едва оперившись, глаза открыв,
Тянулись за запретным красным плодом.
Так проходили, слышишь, год за годом.
Однажды кто-то должен был запрет
Вот так нарушить. Да, мне меньше лет
Но, хоть я позже в эту жизнь проснулась,
До плода просто я не дотянулась.
А дотянулась – села б горевать,
А ты меня – ладонью согревать.

Борис (в сторону)

Как удивительно честна душою
Она перед своей сестрой большою!
В печали познается верный друг.
Бывало я и сам среди подруг
Ее же возраста легко вращался,
Неспелыми умами восхищался,
Пытал дыханье тел, питанье губ,
Бывал я чуток, часто – очень глуп;
Но что всегда не уходило взгляда,
Что было как превысшая награда, –
Когда царит не только разность тел,
И остается разум не у дел –
Взаимная душевная влюбленность,
И неподдельность чувств, их обостренность.

Алина

Ах, Вера, Вера, это неизбежно!
Хотела б тайну я хранить прилежно,
Да то открыл отравленный укус,
Что все к пороку чувствуем мы вкус.

Вера

Твои слова понять я не умею.

Алина

Мы все подчинены сему ужасну змею...

Вера

Оставь, сестренка, странные намеки.
Не вижу ль я, что пламенеют щеки,
Когда насилу держишь боль в себе.
Коль должно пострадать, поведай мне.
Влк См

Сообщение #670 Сивый » 09.10.2020, 02:09

Действие четвертое

Те же и Люба

Люба (входит)

А, вот вы где! Я вас везде искала.
(Удивленно.)
Алиночка, ты, видимо, устала?
А может, здесь устроили пикник?
А может, пишешь здесь дневник,
Про взрослые дела, про их удачи,
Присев на луге возле этой дачи?

Борис (в сторону)

Бывало так: ко мне девчонки шли.
Но чтобы вместе здесь присели три?
Ах, этот бантик, сбившийся у младшей, –
Пока для чувств открытой, не увядшей, –
На волнах пламенных ее волос;
Смеется простотой в веснушках нос.
Такое мне по нраву малолетство.
И как не примечал ее соседство?

Алина

Садись ко мне, сестренка, на траву.
Решилась я – вам тайну назову.

Люба (радостно)

Ура! Как обожаю я секреты!
И сплетни! И заколочки! Котлеты!
Вчера Мариша – знаете ее? –
Мне показала новое белье!
Ха-ха! Так что тебе писал инкогнит?
А может, ничего уже не помнит
Загадочный весь в черном господин?
Он ковылял шестнадцать верст один;
Его отец – ученый тоже – средства
Все промотал, и сыну из наследства
Осталось имя. Бросив прежний дом,
Он потому тебя просил о том,
Не можно ль приютить его в усадьбе:
Пожить ему, работу дописать бы.
Он скляночки и баночки везде
По комнате расставил, но нигде
Не смел он снять перчаток или фрака,
И что-то в нем все чуяла собака.
Но ты, когда вошла к нему случайно...
Ого! Ага! Вот это точно тайна!
(Заговорщически.)
Зашла к нему и испытала страх
Такой, такой... что еле на ногах!..
Ну ж, не томи! Услышать мы желаем,
Что было после, за собачьим лаем.

Алина

Ах, Люба, брось свои ты глупы шутки!
Нас ждут события настолько жутки,
Что не пристало выходить из дома
Нам всем, какая б ни была истома.

Борис (в сторону)

Здесь я готов вас слушать целый день:
На волю все рвались со скукой лень.
И под зачином столь ее гнетущим
Все более и более цветущи
И свет ума и холодность красот.
То кажется: сорвет на плачь вот-вот,
Но вдруг – как мрамором она застынет,
И подступивших слез волна отхлынет.

Алина

Все было так: из-под колоды Змей
Навел. Завет вы помните: «Не смей
Есть Яблоко Познания». Случилось
Гулять в саду фруктовом. Утомилась,
Присела отдохнуть под яблонь тень;
И так уж разморила эта сень,
Что задремала я. Мне снились вздоры:
Понизу кровь, поверху черны горы.
Я, нервно уцепляясь за каменья,
Взобраться тщюсь от бурного кипенья.
Багровый океан простерся в мрак,
Что не видать ему конца никак.
Но если вверх взгляну, то вижу пропасть
Такую же. И надо мною робость...

Вера

Ужасный сон поведала ты нам!
Но разве должно людям верить снам?
Сивый

Три сестры

Сообщение #671 С. В. » 10.10.2020, 02:34

Три сестры

Трагитрагедия в одном действии, в стихах

Действующие лица

Борис
Алина
Вера
Люба

Увертюра

Поблеклое небо так душно;
Табачные пряные листья
Поежились мне равнодушно
И шелестом вверились кистям,

Что красками стену писали,
Паучьей изрезанной сетью.
Но сказками полог постлали,
Пахучею крышей над клетью,

И камень мостили своею
Плетеною венами картой,
И скрыли чужую аллею, –
И ветви овеяли гардой.

Они бы лежали и прели,
И стерлись до бархатной пыли,
Оттаяв в апрельской капели
С потоком журчащим уплыли;

А если у радуг опала
Весной не нарушилась целость –
Ступая по листьям опалым,
Над ними б смеяться хотелось.

И может, те листья опали,
Но целость листа сохранялась –
По ним бы сапожки ступали,
И ты бы над ними смеялась.

(А может, те листья опали,
Но их не нарушилась целость –)

(Но, видно, на тлеющих нотах
Цветного осеннего наста
Осеннего наста цветного
Начерчена в этих воротах
Каблучная поступь иного.

Каблук по осеннему насту каблуками
Умножится стуки в воротах)



(И листья – пола

подола)

Явление первое

Лужайка перед домом

Борис (входит)

Ах, чудо, чудо, что за дивный вид!
Своей цветущей ленью так манит
Прекрасный день, что прежде бил из окон;
Я наконец покинул дома кокон.
Три месяца и день забыв, и ночь
Я гнал о мире внешнем мысли прочь,
Чтоб только пелись рифмы безотрывно,
Чтоб стих звучал порывисто, надрывно.
Мой сон, отъятый истинным трудом,
Волшебная строфа, мой палиндром...
Теперь пришла пора поверить миру
Мой сладкий грех, мою Волшебну Лиру.
Закончен днесь лирический роман,
Что Вдохновеньем через Гений дан.
Присяду здесь, найду отдохновенье
От стихотворных мук, от Вдохновенья.
(Садится)
О, как мягка пресвежая трава!
Когда весна имела все права,
Тогда я не умел ценить лужайку,
Где завсегда бельчонку или зайку
Имел обыкновение ласкать.
Что трудного их нежности снискать,
Когда так беззаботно-чутки взгляды,
Все говорят их вешние наряды;
Когда из уст моих сочатся строки
Всегда в любви, хотя бывают строги,
Всегда счастливы – даже в день тоски,
Всегда в стихах, но к телу так близки...
Волшебный ручеек питал лужайку слова;
Ах, вот бы окунуться в детство снова!

Явление второе

Борис, Алина

Алина (входит, очень сердито)

Ну нет! Покуда я умом жива –
Не влюбится кудрява голова!
А если вдруг и повелюся грудям,
То сердце вырву я на радость людям.

Борис (в сторону)

О райское создание, зачем
Вы так терзаете сознанье тем,
Кто вашу чистоту ценить умеет,
Кто сердце милое в груди лелеет?
Зачем же вырывать его в сердцах,
Зачем вся эта злость в больших глазах?
Пускай ушли священны ваши лета,
Не смоет их своим забвеньем Лета –
Останутся они не в водной глубине,
В глуби души, в том Вечности огне.

Алина (все еще зло)

Каков подлец! Меня свратить с дороги
Он принужден, лишь выйдя из берлоги.
Чумазый весь, забывшийся в труде,
Как землерой – в лирической руде.
В своем стремлении упрям, осел!

Борис (в сторону)

Ах, как же норов зол!
Но как хорош подол,
А что под ним...

Алина (смягчаясь)

Но и себе не буду вешать нимб.
Я все же старшая из них сестренка –
Нельзя в тринадцать мне играть в ребенка.
Ввязавшись в спор, в безумстве искупалась
И в гневе брызг, в раздоре я плескалась...

Борис (в сторону)
На это я бы посмотрел,
Да только спелый сей пострел.

Алина (начиная рыдать, садится на траву)

О горе мне, сменявшей благоденство
На страсти беспокойное блаженство!
Брела теперь я словно бы в бреду,
Узнав о сестрах на свою беду,
Что и они подвержены напасти,
Что суждено попасть любви им в пасти.
Ах, это Яблоко, что так налито
Бесстыдством алым, краской на ланитах,
Безмолвством губ, теплом на языке,
Упав с небес, дрожа в моей руке,
Открыло мне великой сласти тайну,
Что яда сущность крыла чрезвычайну.

Борис (в сторону)

А ведь она – забуду сколько лет –
Собою чудна – в этом спору нет.
Печаль, увы, ее лицу подхожа:
Когда бледней зимы пренежна кожа
И тонкий стан поник до плеч усталых,
Сильней синит прогалы глазок талых;
Слезой блестят, как хладная роса,
И туго стянута черна коса.

Явление третье

Те же и Вера

Борис (в сторону)

А это, видимо, ее сестренка.
Давно ль мне мало одного ребенка?

Вера (зовет)

Сестричка милая, куда ушла?
Какую тайну скрыла, унесла?

Алина

Ах, Верочка! Вот я, убита горем,
Сижу и плачу – слезы льются морем.

Вера

Скажи, сестра, что Яблоко открыло,
И почему внезапно ты уныла?
Его кожурка красная беды
Не предвещала. Что же плачешь ты?

Алина

О нет, я не могу сказать об этом,
Не погубив мою сестру ответом.
Меня ты младше – лучше мне одной
Познанья тяжкий груз нести с собой.

Борис (в сторону)

О, стал я вдруг свидетелем невольным
Беседе теплой на лужке привольном.

Вера

Алина, как же это может быть,
Чтоб я не захотела разделить
Твое глубокое от знания страданье.
(Садится рядом, берет ее за руку.)
Сестренка, душенька, ты ручку дай мне –
Я вижу: все в смятении трясется;
Я чувствую, как сердце больно бьется.
Доверься другу, расскажи как есть,
И не кори себя за всех: не счесть
Сколь много раз позорно и пугливо
И я, и Люба, падкие на диво,
В желаньи тайн найдя порыв,
Едва оперившись, глаза открыв,
Тянулись за запретным красным плодом.
Так проходили, слышишь, год за годом.
Однажды кто-то должен был запрет
Вот так нарушить. Да, мне меньше лет,
Но, хоть я позже в эту жизнь проснулась,
До плода просто я не дотянулась.
А дотянулась – села б горевать,
А ты меня – ладонью согревать.

Борис (в сторону)

Как удивительно честна душою
Она перед своей сестрой большою!
В печали познается верный друг.
Бывало я и сам среди подруг
Ее же возраста легко вращался,
Неспелыми умами восхищался,
Пытал дыханье тел, питанье губ,
Бывал я чуток, часто – очень глуп;
Но что всегда не уходило взгляда,
Что было как превысшая награда, –
Когда царит не только разность тел,
И остается разум не у дел –
Взаимная душевная влюбленность,
И неподдельность чувств, их обостренность.

Алина

Ах, Вера, Вера, это неизбежно!
Хотела б тайну я хранить прилежно,
Да то открыл отравленный укус,
Что все к пороку чувствуем мы вкус.

Вера

Твои слова понять я не умею.

Алина

Мы все подчинены ужасну Змею...

Вера

Оставь, сестренка, странные намеки.
Не вижу ль я, что пламенеют щеки,
Когда насилу держишь боль в себе.
Коль должно пострадать, поведай мне.

Явление четвертое

Те же и Люба

Люба (входит)

А, вот вы где! Я вас везде искала.
(Удивленно.)
Алиночка, ты, видимо, устала?
А может, здесь устроили пикник?
А может, пишешь здесь дневник,
Про взрослые дела, про их удачи,
Присев на луге возле этой дачи?

Борис (в сторону)

Бывало так: ко мне девчонки шли.
Но чтобы вместе здесь присели три?
Ах, этот бантик, сбившийся у младшей, –
Пока для чувств открытой, не увядшей, –
На волнах пламенных ее волос!
Смеется простотой в веснушках нос –
Такое мне по нраву малолетство.
И как не примечал ее соседство?

Алина

Садись ко мне, сестренка, на траву.
Решилась я – вам тайну назову.

Люба (радостно)

Ура! Как обожаю я секреты!
И сплетни! И заколочки! Котлеты!
Вчера Мариша – знаете ее? –
Мне показала новое белье!
Ха-ха! Так что тебе писал инкогнит?
А может, ничего уже не помнит
Загадочный весь в черном господин?
Он ковылял шестнадцать верст один;
Его отец – ученый тоже – средства
Все промотал, и сыну из наследства
Осталось имя. Бросив прежний дом,
Он потому тебя просил о том,
Не можно ль приютить его в усадьбе:
Пожить ему, работу дописать бы.
Он скляночки и баночки везде
По комнате расставил, но нигде
Не смел он снять перчаток или фрака,
И что-то в нем все чуяла собака.
Но ты, когда вошла к нему случайно...
Ого! Ага! Вот это точно тайна!
(Заговорщически.)
Зашла к нему и испытала страх
Такой, такой... что еле на ногах!..
Ну ж, не томи! Услышать мы желаем,
Что было после, за собачьим лаем.

Алина

Ах, Люба, брось свои ты глупы шутки!
Нас ждут события настолько жутки,
Что не пристало выходить из дома
Нам всем, какая б ни была истома.

Борис (в сторону)

Здесь я готов вас слушать целый день:
На волю все рвались со скукой лень.
И под зачином столь ее гнетущим
Все более и более цветущи
И свет ума и холодность красот.
То кажется: сорвет на плачь вот-вот,
Но вдруг – как мрамором она застынет,
И подступивших слез волна отхлынет.

Алина

Все было так: из-под колоды Змей
Навел. Завет вы помните: «Не смей
Есть Яблоко Познания!» Случилось
Гулять в саду фруктовом. Утомилась,
Присела отдохнуть под яблонь тень;
И так уж разморила эта сень,
Что задремала я. Мне снились вздоры:
Понизу кровь, поверху черны горы.
Я, нервно уцепляясь за каменья,
Взобраться тщюсь от бурного кипенья.
Багровый океан простерся в мрак,
Что не видать ему конца никак.
Но если вверх взгляну, то вижу пропасть
Такую же. И надо мною робость...
Ах, что мне делать было? Нету сил,
И ветер, вдруг поднявшись, уносил;
То бросить вниз грозил, то в эти скалы,
В их грязные, зубчатые оскалы.
Молитву вознесла – услышал бог,
Один он только выбраться помог.
И вот – проснулась я. Душа трепещет,
А надо мною солнце мирно блещет,
И свод небесный подпирает сад,
Распространяя дивный аромат.
А снизу – зелень преет; на травинке
Жучок составил крыльев половинки.

Вера

Ужасный сон поведала ты нам!
Но разве должно людям верить снам?
С. В.

Хотят ли девочки любви?

Сообщение #672 Летописец » 11.10.2020, 00:33

Хотят ли девочки любви?
Звенит хрустальный колокольчик
Из наваждений летних снов
И русым ветром вьется кончик
В знак породненья, вместо слов.
Не знали девочки любви.

Хотят ли девочки любви?
Кипит зеленый чай на плитке,
И дверь закрыта на засов.
Здесь сохнут мокрые до нитки,
До чутких ушек и носов.
Хотите, девочки, любви?

Случилось, девочки, любить?
Всегда бы выглядеть нарядной,
Из всех единственной родною;
Всегда ходить в тени отрядной
И лунной ночью быть со мною.
Всегда бы, девочки, любить.

Хотят ли девочки любви?
Блестит слеза немой разлуки:
Враждебной предана огласке.
И кто-то потирает руки –
И вот конец волшебной сказке.
Хотели девочки любви.
Летописец

Сообщение #673 Марцинкев И. Ч. » 11.10.2020, 01:18

I.

Хотели поэзии? Нате!
Хотите ли прозы? Возьми!
«Но так, чтоб любой обыватель
Поверил в несчастье любви!

И чтобы читатель проверил,
Как мы, он бы в точности знал, –
Тогда бы открылись нам двери –
Вальхаллы исполненный зал».

II.

Забытые старые споры,
Избитые старые средства.
От вашей оскаленной своры
Спасаю я тень малолетства.

III.

Не действует магия слов,
Не водят они полками.
Но этих проклятых ослов
Развеселись уши колками.

Не силюсь я больше настроить
Сердечность на новый лад.
Что проще – стихи построить,
На вечность срубить наград.

IV.

Но если миссия века –
Показать нас с другого бока,
Не вижу в тебе человека,
А слышится только Набоков.

Уже не храню я веру,
Не знаю пока и сам,
Но вашу Зоилову меру
Подвергну своим весам.
Марцинкев И. Ч.

Талион

Сообщение #674 Droog » 14.10.2020, 01:06

Россию должно уничтожить
Любым путем, любой ценой.
Россию нужно перемножить
На ноль.
Но перед этим –
Россию должно изувечить
До мякоти последних мер.
Россию нужно искалечить
В пример.
Но перед этим –
Россию должно перемерить –
Любые показанья дать.
Россию нужно разуверить –
Предать.
Но перед этим –
Россию должно заневолить
За каждый взор, за каждый глаз.
Россию нужно не позволить –
Как нас.
Droog

Сообщение #675 Изслѣдователь » 16.10.2020, 22:52

Дѣти.

О, дайте окрепнуть загадочным всходам!
Таинственной жатвы неведом итог.
Быть может, во славу векам и народам
Меж ними наметил избранников Бог.

Недаром те всходы Он сеет без счета,
Бессмертно-творящий, Он сыплет цветы
И творческой мыслью великое что-то
Из них созидает по воле мечты.

О нет! Не топчите цветов благовонных,
Преступно забытых без солнца в пыли,
Цветов небесами на жизнь освещенных,
Цветов – неповинных в неправдах земли.

Любовь Михайловна Белкина, 1910 г.

Безумцы

Темна, непонятна, мрачна и сурова
Холодная ночь воцарилась вокругъ.
Какъ узникъ въ неволѣ, какъ пѣсня безъ слова
Скорбитъ и тоскуетъ мой скованный духъ.

Здоровъ и спокоенъ, кто сноситъ безъ боли
Свой плѣнъ безысходный въ стѣнахъ крѣпостныхъ,
Кто сросся съ темницей, съ молчаньемъ неволи,
Не чувствуетъ цѣпи на крыльяхъ своихъ!

Что дѣлать безумцамъ? Имъ снится свобода,
Ихъ мучатъ видѣнья изъ солнечныхъ сферъ,
Ихъ стѣны калѣчатъ – и жаждѣ исхода
Лишь смерть открываетъ завѣтную дверь.

Безумцы! Вы – жертвы за всѣ преступленья...
Одна вамъ дорога – изъ вашихъ оковъ!..
Пусть свѣтъ вашей жертвы на всѣ поколѣнья
Съ костровъ вашихъ свѣтитъ за грани вѣковъ!

Но бойтесь покинуть Голгоѳы вершину,
Но бойтесь спуститься на шагъ съ высоты!
Какъ мертвые камни падете въ долину
И васъ не украсятъ цвѣты!

Чего ни коснетесь вы жадной рукою,
Все пепломъ и прахомъ изъ рукъ упадетъ,
И радость исчезнетъ предъ вашей тоскою,
И солнце предъ вами за горы зайдетъ.

Огонекъ.
Посвящается народному учителю.

Гудитъ ненастье въ темномъ полѣ,
Тоска и глушь въ нѣмомъ селѣ,
Лишь огонекъ въ народной школѣ
Горитъ, какъ звѣздочка, во мглѣ.

Какъ стая птицъ, щебечутъ дѣти,
Надъ книгой голову склоня,
Учась, какъ жить на бѣломъ свѣтѣ,
Вокругъ завѣтнаго огня.

Пусть ночь долга и тьмой объята,
Пусть спитъ село въ тоскѣ тупой...
Не даромъ учатся ребята,
Собравшись дружною толпой...

Пусть гнѣвно воетъ непогода!
Ей не задуть огня того:
Надежды, будущность, свобода,
Все это, все – вокругъ него...

Тамъ гдѣ-то жизнь кипитъ, какъ море,
Какъ праздникъ радости сплошной,
И счастья ищетъ на просторѣ,
И льется шумною волной.

Тамъ гдѣ-то празднуютъ безпечно
Толпы ликующихъ людей,
А здѣсь въ работѣ безконечной
Тяжелый рядъ суровыхъ дней.

Не слышно слова утѣшенья:
На стражѣ честнаго труда
Стоятъ обиды и лишенья
И злая, темная вражда...

Со дня на день въ борьбѣ съ судьбою
Не озлобиться, не уснуть,
Остаться вѣкъ самимъ собою,
Съ прямой дороги не свернуть,

Мириться съ нищенскою долей
И свѣтлой правды не забыть,
Съ какой же вѣрою и волей.
Съ какимъ же сердцемъ надо быть!

Тому, кто, чуждый укоризнѣ,
Стоялъ на доблестномъ посту,
Боролся съ ужасами жизни
За свѣтъ, добро и красоту,

Кто устоялъ во тьмѣ тоскливой
И до конца не изнемогъ,
Кто зажигаетъ терпѣливо
Свой одинокій огонекъ, –

Тотъ подвигъ жизни благородной
Свершитъ достойно до конца,
И свѣтъ лампады путеводной
Оцѣнятъ честныя сердца!

Мы знаемъ ужасы безсилья...
Мы цѣнимъ скромный огонекъ.
Какъ знамя страстнаго усилья,
Какъ жизни будущей залогъ.

За правду – доблестны страданья!
Мы вѣримъ въ свѣтъ и въ царствѣ тьмы,
Мы чтимъ работу созиданья,
И – низко кланяемся мы!

Настанетъ день! Для массъ свободныхъ
Открыты будутъ свѣтъ и ширь,
И трудъ учителей народныхъ
Оцѣнитъ благодарный міръ!

Еще томительно и низко
Висятъ ночныя облака,
Но день идетъ, и онъ ужъ близко!
Мужайтесь, стражи огонька!
Изслѣдователь

Пикник на сказочной планете

Сообщение #676 Деточкин » 17.10.2020, 00:07

Они – друзья плетеной сети,
Букетов яблок из кошницы.
Они прибудут на рассвете
В волне нахлынувшей пшеницы.

Они – на сказочной планете
За дальним шорохом столицы.
Они мечтают в плеске меди
Увязшей солнца колесницы.

Они за ласку здесь в ответе,
Пока других томят ресницы.
Они блистают в знойном лете,
В руках – безвременные спицы.

Они – прорвавшиеся дети
Из дней гнетущих вереницы.
Их презирают все на свете –
И понимают единицы.
Деточкин

Случай в деревеньке

Сообщение #677 Безкольцов » 18.10.2020, 17:57

Сизый дым курит над избушкою,
Я иду в избу за косушкою.
Мне хозяюшка очень нравится,
Ах, девчоночка, раскрасавица!
Рано маменьку потеряла ты,
Но живет отец – вы не сироты.
Как на жердочках, на завалинках
Сидят девочки в теплых валенках.
Как же много их, в стужу аленьких,
Как же шепот тих деток маленьких.
Не услышать мне, что им хочется,
Что в груди у них, чем хлопочатся.
Подойти бы к ним да прислушаться,
Но наказом им – тятю слушаться.
Мы раскурим-ка, брат, махорочку,
И пройдемся мы, брат, под горочку,
По пути судьбе подберу сугроб –
До весны тебе под березой гроб.
Как стеречь бы вы ни пыталися,
Ваши девочки мне досталися.
Безкольцов

Сообщение #678 kkkkk » 19.10.2020, 08:01

Зима.
Зима близко
kkkkk
Аватара
Сообщения: 2954
Зарегистрирован: 20.12.2016

Сообщение #679 Михайла » 22.10.2020, 00:29

***

В степи мерцает уголек,
Над ним котел и таганок;
Дымится трубки огонек.
Но отчего на сердце мрак?
О чем задумался чумак?

Какие душу гложат тайны?
Свободен сын степной Украйны,
Но отчего слова печальны
И песнь тосклива, как темница?
Что за девчонка в свете мнится?

Апрельский свежий ветерок
Меж них гуляет, одинок;
Безгрешный ластится комок.
Но отчего так ярок свет?
Прощай, уж близится рассвет.
Михайла

Невозможность

Сообщение #680 Лингам » 23.10.2020, 00:15

Нам невозможность крепче только
Сердца в любви соединила;
И без остатка чувства столько
Не примет братская могила,
И дым дурманящий кадила
Не сможет вывести чернила.

Нам скрытность ласки невозможной –
Укрытье от земных укоров.
Что нам дневной толпы тревожной
Парад победных приговоров?
Набат в ночи зловещих взоров
Не укротит наш вольный норов.

Нам невозможностью надежды,
Что выйдет в свет все то, что мило,
Грозят несчастные невежды.
Но разве в том любви могила?
Что наша страсть в себе таила
Не могут вывести чернила.
Лингам


Вернуться в Нимфач

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость